На днях позвонил старый кагэбэшник Юрий Тарасович и спросил в лоб:
- Ты же историйки пописываешь, нужно еще? Я тут как раз вспомнил одну свою старую душевную, вот звоню, пока не забыл:

Дело было во Львове в самом конце 70-ых.
Жил-был уличный шалопай - ПТУшник по кличке Череп. Парень отпетый,имевший судимость за кражу и целый ворох «приводов» за драки.Все соседи только и ждали, когда же его уже наконец законопатят по -cерьезному.
В один прекрасный день все и началось...
Пьяненький Череп зашел в продуктовый магазин под домом и без очереди полез за сигаретами, очередь заволновалась и выдвинула из своих недр самого свирепого покупателя.
Череп послал его куда подальше и тут же получил от мужика по морде.Встал, помотал башкой и вместо того чтобы с позором убраться, вытащил перочинный нож и вставил мужику в брюхо...
Бросил орудие, выскочил на улицу и побежал куда глаза глядят.Но его проблема заключалась в том, что в той очереди находились человек десять знавших его с детства.
Поимка Черепа была делом нескольких часов.
Дома, в гараже, у многочисленных друзей и во всех злачных местах ждали милицейские засады.Но наш паренек был не так глуп, чтоб на них нарываться, домой даже не пошел, только позвонил маме, чтоб спрятала паспорт.Беглец переночевал две ночи в подвале, размышляя как и куда податься дальше. Пока было не ясно: умер подрезанный мужик, нет ли? (на самом
деле потерпевший быстро поправился, повезло) По идее светила Черепу «вышка» для малолеток - 10 лет.
Думал он думал, сидя в подвале, перебирал все варианты и вдруг вспомнил про одного знакомого которому когда-то продал краденный мопед.Хоть и не друг никакой, но там точно засады не будет, а вдруг удастся пару рублей срубить у старого «приятеля».Глубоким вечером Череп позвонил в дверь, открыл пьяный, недовольный "друг", звали его Богдан.
Богдан долго вспоминал Черепа, с трудом вспомнил. Выслушал историю его злоключений и отрубил:
- Ты знаешь, Черепан, мне не до твоей херни, у меня заботы похлеще, я завтра в армию ухожу. В 6.00. с ложкой и кружкой в военкомат, так что заходи через два года. Пока.
И тут Черепа пробило...
На следующий день в Райвоенкомат, явился по повестке Богдан Дурко, с кружкой ложкой, но без паспорта.Разумеется, за паспортом его домой не отпустили. Пожурили только.
Сфоткали нашего Черепа, выдали военный билет на фамилию Дурко и отправили служить.План у Черепа с Богданом был незамысловатый, но беспроигрышный: Череп идет в армию (хоть и было ему всего 16, зато выглядел на все 19), а
Богдан с утра сел в поезд и укатил в Херсон к своему глухонемому деду-рыбаку.Дед был контуженный с войны и не вдавался в подробности. Приехал любимый внук к нему жить, ну и хорошо, милости просим...
Продумали ребятки и систему связи: Богдан пишет письмо домой, отправляет его к Черепу в часть, тот пересылает во Львов. Так же и в обратном порядке: получил письмо из Львова от родителей Богдана, послал в Херсон.
Правда таким образом каждое письмо шло целый месяц, но что тут такого? Прошло полгода, Череп отслужил в учебке и послали его - 16-летнего пацанчика в «афган» со всеми вытекающими последствиями в виде контузии и
пулевого навылет...
Нужно отдать Черепу должное, воевал он никак не хуже товарищей и даже заслужил две боевые награды.Пролетели два года службы.Череп и дезертир встретились в Москве, Богдан взял военную форму и награды, отдал Черепу его паспорт и парни разошлись как в море корабли,не пожав друг другу руки...
«Воин-интернационалист», Дурко прибыл в военкомат становиться на воинский учет, заявив, что военный билет украли в поезде, военкомат послал запрос в часть: действительно ли у вас служил Богдан Дурко? Часть
ответила, что да, этот геройский парень действительно воевал у них в Афганистане. ТЧК.
Богдану выдали новый «военник» и пожелали успехов в труде.

Прошло месяца два и Череп случайно попался на проверке документов.

СИЗО.
Следователь стал наваливать на него кучу разных «висяков», а главное грабеж с убийством произошедший через месяц после того, как он два год а назад подался в бега. Там даже и «свидетели» нашлись.Хочешь не хочешь, а Черепу все пришлось рассказать и про "Афган" и про Херсон.
А поскольку дело зашло так далеко, то подключили КГБ, так оно и попало в поле моего зрения.Мы быстро выяснили «кто есть кто» и я подключил все свои связи, в лепешку разбился, но исхитрился, чтобы Череп получил меньше меньшего –
всего один год общего режима, а вот его «подельник» Богдан загремел на четыре, за злостное уклонение от исполнения воинского долга. Мне его как раз было ничуть не жаль, но вот Череп, другое дело. Я не припомню, чтоб мои сотрудники, повидавшие за годы службы всякого,собирали для подследственного харчи, вещи и деньги, жали ему руку на
прощание и желали удачи.Не знаю, каким он был раньше, но тогда он очень нам всем приглянулся.Хоть и был в бегах, но бега бегам рознь: честно воевал, заработал награды, пулевое ранение и дикие головные боли в плохую погоду, до конца
своих дней. А ведь пацану едва стукнуло 18...

P.S.

Я как-то спросил Черепа: «Что самое тяжелое было в Афгане?»
Он, не задумываясь, ответил: «Когда нам вручали боевые награды.Все пацаны радовались, а я один плакал... »

 

Прислал: eku
189

0 7713 -3|+192