Однажды к нам в подразделение перевели одного австрийского коллегу. Он
был из спецназа, из «Кобры». Он был крут в поведении и весь покрыт
шрамами, свидетельствующими о насыщенной профессиональной деятельности.
Справедливости ради, надо сказать, что он действительно был
профессионалом в нашем ремесле, а вот с установлением межличностных
контактов у него было туго. Совсем туго.
Уже через пару дней мы все поняли, что он порядочный козёл. Ну, да что
поделаешь?
У Микаэла на левой стороне лба, прямо над бровью был горизонтальный
шрам, длиной около полутора сантиметров. Злые норвежские языки
утверждали, что через этот надрез у него удалили часть мозга. По моему
мнению, такая версия многое объясняла в его поведении.
Мы тогда базировались в Митровице. Это была реально проблемная точка на
карте Косово. На мосту, разделяющем северную (сербскую) Митровицу и
южную (албанскую) Митровицу практически ежедневно возникали перестрелки
и потасовки между сербами и албанцами.
Нам приходилось, иногда по нескольку раз в день выезжать и «разъединять»
их. У каждого офицера была большая сумка, в которой находились резиновая
дубинка, каска с забралом, пластиковые наручники, противогаз, гранаты со
слезоточивым газом, бронежилет, всякие наколенники, налокотники и тому
подобное.
Если случалось ЧП, мы просто хватали свои сумки и отправлялись «нести
мир и согласие, закон и порядок, служить и защищать».
К описываемому мной моменту, Микаэл уже окончательно достал всех коллег
своим высокомерным и презрительным отношением. И это было неадекватно -
пацаны у нас собрались почетные.
А теперь представьте: на мосту очередная драка, албаны пытаются за
каким-то хреном прорваться на сербскую сторону. Мы получаем приказ,
хватаем свои сумки и летим на место. Не доезжая пары десятков метров,
мы выскакиваем из машин и начинаем одеваться. Не подъезжаем вплотную,
потому что местные жители с большим удовольствием поджигали наши машины
при малейшей возможности.
Со всеми всё в порядке, а вот когда Микаэл расстегнул свою сумку, то
оказалось, что всё, абсолютно всё находящееся в ней, было тщательно
покрашено заботливыми руками коллег в нежно-розовый цвет. Спасибо
сербской пульверизаторной промышленности.
Он аж побелел от обиды. А что делать? Время не ждет. Так и пришлось ему
в розовом бронежилете, в розовой каске и с розовой дубинкой бегать между
сербами и албанцами, шокируя их своим неожиданным и несерьёзным видом.
Мы даже не могли работать от смеха. Ржали все: международные
полицейские, ржали даже албанцы и сербы.
Микаэл правильно понял ситуацию и перевелся в другое подразделение. Но и
там он до конца службы носил кличку «Леди в розовом».

 

Прислал: eku
40

0 181 -1|+41