Сначала был кот. Просто кот Нафаня, который любил солёные огурцы. Потом Костик завёл себе ещё одну животинку. Симпатишного двортерьера. Добродушная собачка размером чуть поменьше слонёнка. Прозвал Иркен. Смесь уличного блохастика с сенбернаром. Глаза наивной девушки и пасть примерно с чемодан.. Поскольку Нафаня тоже был уличным найдёнышем, то они почуяли друг в друге родственную душу, то быстренько подружились и сколотили квартирную банду. Я такой дружбы и взаимовыручки между котом и собакой в жизни не видел..

Поскольку у Костика была своя отдельная однокомнатная квартира и наличие отсутствия благоверной, то все праздники, театральные посиделки и прочие гулянки устраивались у него. Времена тогда были застойные, особых деликатесов не было. Собирались в складчину, в общем, кто чего купит, то и готовили и потребляли. Самые распространённые на тот момент блюда были салатик, селёдка под шубой и жареная курочка (окорочка импортные, которые потом признали ядовитыми и перестали привозить из-за океана) и варёная картоха.

Дык, вот... Эта наглая хвостатая четырёхлапая шайка-лейка поступала так. Смесь бульдога с носорогом забиралась под стол занимая почти всё подстольное пространство и мирно посапывала там стараясь случайно не отдавить гостям ноги, и ЖДАЛА! Его лучший друг, с обаятельным урчанием из встроенного мурлыкала, ходил по коленям у сидящих гостей, тёрся своими шерстяными ушами и периодически выглядывал из под скатерти, дабы получить маленький кусочек вкусняшки или просто, разведать обстановку.

Нафанино чутьё не подводило ни разу. Когда чутьё понимало, что клиент уже созрел, расслабился, употребив достаточную дозу разбавленного спирта "Рояль" (выбора фактически не было) и получив ударную химическую дозу грушёвого "Zukko" или хуже того - жуткого черносмородинового "Yppi", оно подавало команду к действию. Нафаня останавливался у "клиента" на коленях, высовывал морду из под скатерти и разведывал обстановку. Если обстановка была благоприятная, то Нафаня, чётко поставленным движением лапы, смахивал вожделенный кусок гуманитарного окорочка из тарелки непосредственно в заблаговременно подставленную чемоданную пасть Иркена. После чего с гомоном, грохотом и гамом, эта кавалькада устремлялась на кухню, где и происходило их совместное пиршество. Если вечер был особо удачным и гостей было много, то Иркен загонял курятину под газовую плиту и банда шла на второе "дело", требуя продолжения банкета. А ночью с кухни раздавалось сытное и радостное чавканье честных добытчиков.

 

Прислал: eku
387

0 618 -26|+413