Владивосток. У моего приятеля Сержа С., или проще говоря Сёмкина, был
юный пушистый белый кот-перс по кличке Фунтик. Жили они в
преподавательской свечке – 12-этажке в конце улицы Октябрьская.
Из мужской солидарности приятель не дал кастрировать любимого кота, но
во двор его тоже не выпускал – всё-таки 7 этаж. Да ещё эта вечная
мировая война между бродячими котами-убийцами и не менее свирепыми
бродячими собаками. Всё свою неистраченную сексуальную энергию
породистый кот вложил в адреналин и в спорт – он полюбил ходить по
узкому карнизу, окружавшему 7 этаж целиком. В погожие дни он, бывало,
часами задумчиво вращался вокруг дома-свечки наподобие искусственного
спутника, став местной достопримечательностью.

Но годы шли, кот становился всё мощнее и толще, а карниз от этого отнюдь
не увеличивался. Однажды ранним зимним вечером кота сдуло порывом ветра.
Его сразу отнесло от стены дома, не оставив ни малейшего шанса хоть
как-нибудь зацепиться за неё до столкновения с мерзлым асфальтом,
окружавшим дом.

Услышав душераздирающий кошачий вопль, приятель выскочил на балкон.
Как он потом сказал, в этой безнадёжной ситуации на месте кота он бы
крепко зажмурился и попытался умереть легко. Кот принял другое решение.
Приятель с изумлением наблюдал с балкона, как Фунтик, распушившись и
расставив все лапы наподобие белки-летяги, энергично вращает своим
огромным хвостом словно пропеллером, и явно куда-то планирует. Смысл его
воздушных маневров стал понятен не сразу. Но падая мимо козырька
подъезда на уровне второго этажа, кот умудрился пролететь точно возле
его края. Он успел намертво вцепиться в козырек передними лапами,
частично погасив скорость падения, после чего последним отчаянным
усилием изменил траекторию полёта в направлении большой пушистой шапки
на голове жильца, который замер у входа в подъезд, задрав голову и с
любопытством наблюдая за фигурами высшего пилотажа у себя над головой.
Спасла кота не только сама шапка – защищая её, офигевший жилец
инстинктивно вытянул вперёд руки, на которые кот и приземлился.
Но всё равно удар был настолько сильным, что жилец упал на попу.
Всё время падения кот не переставал дико орать, но от финального удара
об шапку он моментально заткнулся и не разговаривал еще несколько дней,
даже когда просил пожрать. Он перешёл на пантомиму.
Но тишины во дворе в момент его падения не наступило –
вопли кота сменились матами его спасителя.

Приятель мой тогда наскоро оделся и выскочил к лифту.
Но спускаться вниз не потребовалось – сосед успел подняться сам в
обнимку с дрожащим котом. Как вспоминал приятель, глаза у обоих были
безумные.

Нервно посмеиваясь, сосед сказал торжествующе –
«Небось кастрированный так бы не смог! Впрочем, и не полез бы» - добавил
он задумчиво. В этой ёмкой фразе вместилась с моей точки зрения вся
история приключений и путешествий мужской половины человеческого рода.

Сосед потом настаивал, что замер у входа в подъезд нарочно, чтобы дать
несчастному коту шанс. Он явно напрашивался на магарыч, и конечно его
получил. В конце концов, он легко мог сделать шаг в сторону, спасая
дорогую шапку, но предпочёл спасти кота.

А кот так и остался слегка хромать на переднюю лапу после того случая.
Но привычке гулять по карнизу он не изменил.
Многие годы с тех пор жильцы, приближаясь ко входу в подъезд, тревожно
вглядывались в небо…

 

Прислал: eku
99

0 5351 -2|+101