Иду вдоль моря. Навстречу мужик (М.), русский, слегка под шафе да на жаре.
М.: Деущщщка, здравствуйте!
Молча прохожу. Увязывается.
М.: Деущщка, а чо вы такая неразговорчивая?
Я.: Сигноми, ден мило касолу россика, ти на кано! (прим. авт. греч.: извините, по-русски ни бе ни ме, что делать!)
М.: Ой, ё! Засада, блин... может, хотя бы инглиш?
И тут меня сносит.

Я: Инглиш? Ок!
Знаками показываю, чтоб подождал, достаю из кармана сотовый, якобы набираю номер, подношу к уху.
Я: Монаму, кане ме на мило англика се паракало! Нэ, Инглиш! (прим. авт. греч.: Друг, сделай мне английский цивильный плиз! Да! Инглиш!)
Далее начинаю мелко дрожжать и закатывать глаза. Мужик помаленьку трезвеет. Открываю глаза и осмысленно обращаюсь к нему на чистом английском.
Я: So what did you want to talk about? (прим. авт. англ.: Так о чем ты хотел поговорить?)

Мужик припухает, у мужика когнитивный диссонанс, но русские, как известно не сдаются.
М.: Yopt! My name is Vasya!
Я: Yopt!
По истечении нескольких минут разговора мужик тщетно пытается что-то объяснить и выдает, что жалко, что я не говорю по-русски. Естесно, все повторяется. Russian? One moment please! Монаму, кане ме на мило россика се паракало! Подрожжала, фокусирую взгляд на мужике и естессна без акцента выдаю:
Я: Тяжелый у вас язык, товарищ Вася, думала, мозг не выдержит.

Мужику становится интересно. Если английский еще был объясним, то на руссо туристо я не очень похожа, да и нафига руссо туристо так издеваться. Вместо привет и пока он выдает.
М.: А-по французски слабо?
Нет, если бы он сказал какой еще язык я может и не выпендривалась бы, но реальная возможность так поприкалываться представляется редко. Через минуту я выдаю ему что-то вроде "Mais, comment est-ce possible que tu parles aussi francais, j'ai pense que tu es Russe!"

На этом этапе мужику становится совсем трезво. Кроме связи с Зионом его ничего не интересует. Воровато оглядевшись в поисках агентов Смитов, он совсем робко спрашивает: "А по-японски?" При этом смотрит на меня с такой надеждой...

По-японски я знаю стандартный для русских набор слов: конничи-ва, саёнара, икебана, харакири. Больше ничего не знаю. Но это же не проблема. После очередной сцены с телефоном я с наездом в голосе говорю "Конничи-ва, Вася сан!" Мужик готов. Он уверовал в Матрицу. Видимо, набор японских слов у него тот же, потому что слабым и дрожжащим голосом он выдает "Саёнара" и тихо отгребает в сторону. Саёнара, так саёнара. Настроение снова на высоте.

 

Прислал: eku
39

0 4287 -5|+44