Мусанги — это охренительно важные звери в экономике ЮВА. Потому что они производят кофе. Вообще-то, мусанги жрут все подряд: фрукты, птиц, грызунов. А еще обожают кофейные зерна. Хрен знает, какой им в этом смысл, потому что переваривают мусанги только верхнюю оболочку, а само зерно целиком высирают. Бедные индонезийские крестьяне, которые выращивают кофе на плантациях, долго обижались на мусангов за такое бл%дское мародерство.

Однажды стая охреневших от наглости мусангов порезвилась на кофейной плантации. Устроили там ночью пир, разорили все кусты, обожрали зерна, под утро издевательски насрали на краю поля, и свалили в лес.

Бедные крестьяне увидели на рассвете это безобразие, и стали горевать.

— Пойдемте ушатаем всех мусангов, — предложил один.

— Некогда. Сегодня белый капиталист приедет покупать урожай. И нам шандец, — возразил другой. — Кофе-то нету.

Третий рассмотрел огромные кучи мусангового навоза, и предложил:

— Давайте хоть из говна наковыряем сколько-нибудь.

Делать нечего: наковыряли, приехал белый капиталист, ему вручили мешочек с обосранными зернами. Капиталисты обработали кофе, заварили и охренели от его невероятного вкуса.

— Это что ж за сорт такой? Аромат аж до печенок прошибает!

Белый капиталист тут же примотал обратно, и говорит:

— Беру еще кофе, но только вот этот ваш невъе%енно прекрасный сорт.

Бедные крестьяне перешептываются:

— Ну млядь, так и знали: извращенцы херовы эти белые.

А вслух говорят:

— Да говно вопрос, — причем ведь буквально правы. — Только платить будешь вдвое.

— И желаю заключить эксклюзивный контракт на поставку этого сорта, — кипятится белый капиталист.

— Да пожалуйста. Но тут уж цена вдесятеро больше, — ухмыляются крестьяне.

— И покажите мне, как произрастает этот волшебный кофе, — просит капиталист.

— А это уж хренушки, — омрачаются бедные крестьяне. — Это секретный кофе с божественной плантации, и растет он только под серебристым светом луны, а собирают его по ночам прекрасные трехгрудые девственницы, предварительно омыв руки росой с цветов лотоса.

— Ох бл%дь, как все сложно у азиатов-то, — восхищается белый капиталист.

Уехал он, а крестьяне снова наковыряли зерен из говна, и капиталисту отправили. Получили кучу бабла, и уже обрадовались, но тут мусанговое говно закончилось. Бедные крестьяне построили мусанговую ферму, наловили зверьков, и стали их кормить кофейными зернами.

— Жри, сук@, жри больше!

— Да идите вы на йух, — культурно возражали мусанги, но бедные крестьяне кормили их насильно.

Вроде бы дело пошло, но тут приезжает белый капиталист, и говорит:

— Чо за муйня? Кофе потерял божественный аромат. Вы чо, трахнули трехгрудых девственниц или роса на лотосе закончилась?

Оказалось, что мусанги в неволе обижаются, зерна жрут без энтузиазма, а срут без удовольствия. И железы, которые ароматизируют кофе, у них работают по максимуму только в дикой природе, когда диета привычная.

Так что бедные крестьяне теперь вынуждены бегать за мусангами по лесу, и подставлять шляпы в надежде, что из зверьков вывалится кофесодержащее дерьмо.

— Господин мусанг, может, покакаете?

— Отвали от моей задницы, подозрительный пидор@с!

— Ну прошу вас, господин мусанг! Дома рис закончился, деток кормить нечем!

— Да пи$дишь ты, как Конфуций. Озолотился уже небось. Ладно, для хорошего человека говна не жалко.

В общем-то, все остались в плюсе: белые капиталисты получили самый дорогой в мире кофе для пищевых извращенцев, бедные крестьяне — бабло, а мусанги — статус охраняемых животных. Ибо кто в своем уме ушатает курицу, несущую золотые яйца? Даже если она мусанг.

Мораль: раз в сто лет и из говна конфетка получается. Ну или кофе

 

Прислал: eku
210

0 5994 -21|+231