Сонный двор перед двухэтажным домом на 8 квартир. Живописное место с палисадом и высоченными соснами прямо на детской площадке. Утро выходного дня, тишина, безлюдье, только слышен щебет птиц.

Из подъезда вышла, покачиваясь, бабка с пакетом объедков, позвала кошек.

На "кыть-кыть-кыть, ипать вас, лоси дармоедные" выскочил только один кот. Короткошерстный, серый в полосочку. Тетка, насыпая еду в старую ржавую миску у лавочки, оступилась, каблук ее галоши врезался в хвост животного. Кот выпучил глаза, вздыбил на загривке шерсть и лишь затем дико завопил. Тетка отпрянула, кот метнулся со страху на ближайшую сосну. Опытным бойцом "Эдельвейса" перемахнул голую часть ствола, взлетел по хилым веткам вершины, когда до земли оказалось около пяти метров, запоздало осознал свое положение и начал дико орать. Прыгать вниз боялся, оставаться же ему было неудобно. Сосна это вам не раскидистый клен.

- Сашенькааа, - заблеяла тетка. - Сашеенькааа!!!

С балкона второго этажа показалась сонная полуголая морда сорокалетнего угрюмого мужика в наколках.

- Чего вам, мама?

- Котик на дерево залез. Жалко, пропадет. Сними, а?

Котик встретился взглядом с Сашенькой, и прочитал в них, что такое полный пи%дец. К счастью, желание показать блохастому, что такое полный пи%дец в глазах Сашеньки быстро сменилось усталостью и ленью.

- Мама, я только после рейса. Дайте, сук@, отоспаться!

- Сашенькаа, так ведь жалко котика!

- Вызовите спасателей, я то чего сделаю?

Заслуженный спасатель России Петрович в это время вместе со своей сменой приехал по вызову на Станцию юных натуралистов. Их руководительница забила тревогу: проломив хлипкую клетку, на волю сбежал гиббон Гоша. Он скрылся на зеленом участке, среди посадок юннатов.

- Гошенька никогда не был в городе, если он перелезет через забор и попадет туда, его сразу же собьет машина! - заплаканным голосом сообщила главная юннатовка. Петрович кивнул, сказал ребятам со своей смены караулить все выходы, сам же вооружился мешком и отправился ловить Гошу.

Медленно крался заслуженный спасатель по узкой тропке, среди зарослей орхидей, крыжовника и прочей зеленой хрени. Гошу он заметил лишь через десять минут поисков: здоровенный волосатый обезьян сидел в углу, высматривая маленькими злобными глазками заслуженного спасателя. Потом ощерился зубастой пастью, показав огромные, с палец, клыки. Нифига себе, у детишек питомец, удивился Петрович, они бы еще с тигром здесь няшкались. И уже опасаясь за собственную безопасность, схватил с земли тяпку, что валялась у грядки с морковкой.

Далее все прошло очень быстро: мобильник Петровича зазвонил, Гоша от этого резкого звука подпрыгнул на месте, а спасатель на всякий случай долбанул его по голове тяпкой. От молодецкого удара Петровича, привыкшего с детских лет к тяжелому крестьянскому труду в родной деревне, садовый инвентарь разлетелся на куски. Гоша пошатнулся, с укоризной посмотрел на обидчика. В его глазах отчетливо читалась мысль "Ну что за грёбаный пи%дец". После чего обезьяна брякнулась без чувств.

Взяв ее за шкирку и швырнув в мешок, Петрович наконец-то ответил на настойчивый звонок мобильника.

Некоторое время он выслушивал душещипательную историю про несчастного котика, задумчиво пиная мешок с добычей. Проверял - не сдох ли Гоша.

- Тетенька, - наконец ответил он успокоительно. - Ничего с вашим котиком не случится. Покричит и слезет. Все рано или поздно слезают. Не переживайте. Вы хоть раз видели на дереве мертвых кошек? Я лично - нет.

Здесь заслуженный спасатель кривил душой. Дохлых кошек он видел на деревьях пару раз. Один - после небывалого наводнения, оставившего тушки животных на прибрежных ивах. Другой - когда в сарайке очередной любительницы кошек рванул газовый баллон. Кошаков она любила, а следить за исправностью газового оборудования не любила и миски ставила прямо у вентилей. То ли там кошаки ей в вентиль нассали, то ли чего. Но бабахнуло так, что сарайку снесло начисто. А кошки щедрым дождем, агонизируя в полете, спикировали на соседские яблони. Картина вышла шедевральная, достойная кисти какого-нить Гойи.

- А вдруг? Я переживаю за котика! Приедьте, снимите!

- Тетенька. Снимаем кошек мы только за деньги. Согласны платить - черт с вами, приедем, в свободное от основных вызовов время.

- Я согласна. Записывайте адрес.

Петрович, приняв вызов, вздохнул, закинул Гошу в мешке за спину и пошел сдавать юннатам. Перед последними было неудобно за сломанную тяпку. Но что поделаешь.

Спасатели разложили лестницу-трехколенку, Петрович полез за котом. Однако тот неблагодарно цапнул его за палец и поднялся на самую верхушку, куда лестница уже не доставала. Блохастый вновь запоздало осознал свое хреновое положение и горько замяукал.

- Не судьба, значит, - равнодушно пожал плечами заслуженный спасатель Петрович. - Платы мы не возьмем, вызов оформим, как ложный.

Тетку осенила какая-то мысль. Она набрала телефон пожарных и кратко обрисовала ситуацию, требуя прислать автолестницу.

- Куда куда пойти, не поняла, тут плохо слышно, - попросила она повторить диспетчера. Тот с удовольствием повторил, на какой именно х%й ей пойти со своим сраным кошаком и вырубил связь. Спасатели, которые получали во время коммерческих выездов отдушину после таскания утопленников со дна озер, трупов бомжей и наркоманов с теплотрасс и вскрывания дверей в квартиры, где месяца два как померли одинокие старики, не особо торопились со сбором нехитрого оборудования в свой старенький УАЗик типа "буханка". Как раз хватило для созревания очередной идеи в мозгу тетечки.

- А знаете что? Пилите эту сосну! Все равно тенью все закрывает!

- Полторы штуки, - тут же выставил ценник Петрович. Получив деньги, выдав квитанцию, достал бензопилу, быстро и профессионально подпилил под нужным углом сосну, на вершине которой нашел убежище кот. Затем легким толчком отправил подпиленное дерево в падение в сторону от машин и дома. Сосна с жутким хрустом ушла вниз, вместе с котом, тянущим бесконечное "мяяяяя" все время полета к земле. Едва дерево упало, кот резво соскочил на тротуар. Он уже догадался, что люди конкретно решили его пи%дануть и на одной попытке не остановятся. Посему, не прекращая воплей, махнул саженными прыжками по двору, прежде чем тетечка со спасателями среагировали, прыгнул на другую сосну, мгновенно вскарабкавшись к самой вершине. Обернулся вокруг, опять же запоздало осознал свое скорбное положение и затянул уже знакомое "мяяя".

Люди внизу погрузились в скорбное молчание. Наконец, заслуженный спасатель Петрович сообщил тетке.

- За вторую сосну мы вам сделаем скидку в пятьсот рублей.

Та с готовностью полезла за деньгами. Наметанным глазом Петрович уже бегло подсчитал общее количество оставшихся во дворе деревьев, приплюсовал степень ипанутости кота, помножив на ипанутость в квадрате тетечки и понял, что денег с этого коммерческого вызова они загребут не-подетски. А поскольку ипучий мэр решил поставить их на самоокупаемость, это означало - удастся, наконец, приобрести немного вменяемой амуниции для своей работы.

Тетка пошарилась в своих карманах, нашла только кусок лаврового листа. Положила его обратно, оборотилась к дому.

- Сашенькааа! Сашенькааа! - начала она призывно блеять балкону второго этажа.

Раздался нарочито громкий грохот открываемой двери балкона, сам по себе не предвещающий ничего доброго. Сашенька сурово глянул вниз сонной опухшей мордой.

- Котик перескочил на другое дерево, Сашенька! Дай денег, чтобы и его спилили, а?

- Котик!? - рявкнул слоноподобный Сашенька, которому больше шло имя Сашищще или Сашынище. Он ушел с балкона, чтобы через пару мгновений показаться с "Сайгой" наперевес. Прежде чем кто-то успел что-то сделать, грохнул выстрел, от сосны полетели щепки. Кошак, чудом избежав геройской гибели под вражеским огнем, взвился в воздух, крутнулся животиком, словно Лена Исинбаева, потом пошел к земле всеми четырьмя лапами. Ударился оземь, подпрыгнул, амортизируя всеми четырьмя лапами, заскакал по тротуару, словно в попу укушенное кенгуру, и вскоре исчез в тени подвала.

- Ну, можно и так, - прокомментировал Петрович ситуацию. Вообще-то он считал, что Саша бахнет в тещу, а не в кота. Тетка, схватив миску, умчалась вслед за котиком, успокаивать несчастное животное, Сашенька ушел спать, спасатели собирали нехитрое оборудование. Петрович напоследок заметил забытую в палисаде тяпку, взял ее с собой. На обратном пути они заехали к юннатам.

Главную по юннатам он застал в зеленом уголке. Она с головой ушла в процесс рыхления почвы для каких-то цветов, чье название осталось для заслуженного спасателя Петровича тайной. Он с одобрением оценил ее молочно-белую грудь, качающуюся в процессе работы и едва не выпадывающую из довольно свободного сарафана. Кашлянул, привлекая внимание, показал тяпку.

- Прошлую вам сломал, так возьмите взамен.

- Ой, спасибо вам большое! - восхитилась его поступком девушка. - Я пока занята, не могли бы вы сами поставить ее в ящик с садовым инвентарем, он воон там, за беседкой.

За беседкой находилась сарайка. Петрович зашел туда, задумчиво помахивая тяпкой. Слева был ящик с садовым инвентарем, справа - клетка с Гошей. Гоша выпучил на него глаза, явно узнав. В его взгляде прозрачно читался вопрос - мужик, да ты не зае%ался еще об меня тяпки ломать!? Но ответа обезьян не стал ждать, пустил под себя струю, с визгом ломанулся прочь, опрокинув кадку с водой, споткнулся об древесный сук и со всего маху ударился башкой об цементный пол.

- Нервные в последнее время зверушки пошли, - пожал плечами заслуженный спасатель Петрович и отправился продолжать смену.

 

Прислал: eku
39

0 1388 -6|+45