Преподаватель уголовного права, старенький профессор, особенно любил задавать студентам вопросы касательно преступлений сексуального характера. А поскольку способность выражаться по этой теме юридическими терминами у второкурсников была еще недостаточно отточена, то они в основном отвечали на обычном бытовом языке (конечно, избегая нецензурных слов), в связи с чем занятия обычно проходили очень весело.

Например, одного студента профессор спросил:

- Начиная с какого момента изнасилования законодатель квалифицирует действия субъекта как законченный состав преступления?

Студент, паренек родом из глухой деревни, помялся и, опустив глаза, ответил:

- Ну, это, короче с того момента, когда он из нее вытащил и с нее слез.

- Распространенная ошибка. На самом деле с момента хотя бы частичного введения субъектом преступления полового члена во влагалище потерпевшей изнасилование уже должно квалифицироваться не как покушение на совершение преступления, а как законченное преступление, причем независимо от того, сумел или не сумел преступник в дальнейшем завершить половой акт эякуляцией. Ну, а если говорить на вашем языке, то с того момента, когда он на нее залез и впихнул в нее хотя бы самый кончик.

Другой студент, внимательно проштудировавший уголовный кодекс, однажды задал профессору вопрос:

- Вот тут, по-моему, две статьи УК противоречат одна другой. Например, первая карает за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, при этом возрастом достижения такой зрелости закон определяет 16 лет. А вот другая статья, про развратные действия, так они уголовно наказуемы в отношении лиц, не достигших уже 18-и лет, причем там указано, что демонстрация половых органов также относится к развратным действиям. У меня вопрос: если закон не запрещает человеку заниматься сексом с 16-летней, так почему при этом закон запрещает ему еще два года ей член показывать?

Действительно, в УК РСФСР 1966 года была такая несостыковка. Группа посмеялась, а студента препод похвалил за наблюдательность.

 

Прислал: eku
77

0 71 -7|+84