День выборов. Погода мерзопакастная. С утра льет дождь. Штаб мониторит процесс волеизъявления. Вдруг звонок от агента с избирательного участка: катастрофа! нулевая явка! Перед входом в участок неглубокая, но довольно обширная яма. С утра комиссия пришла и заняла оборону. А потом дождем наполнило лужу наподобие миргородской. И граждане, не слишком склонные к водно-грязевым процедурам от похода к урне вброд воздерживаются. Что делать?!

Штаб предчувствует ректальное стимулирование. Обрываются телефоны городской администрации, ДРСУ, управляющей компании, бога душу мать его в гроб… Через два часа Камаз-самосвал со щебенкой влетает во двор злополучного избирательного участка и вываливает содержимое кузова в проклятую лужу. Стремительно срывается с места и пропадает в водной мгле.

Вытесненная из бассейна лужи вода затапливает в два раза бОльшую площадь, превращая ее в непроходимую грязь. Зато на месте лужи высится аккуратный щебеночный холм. Заботливо подпирающий дверь избирательного участка. Избирательная комиссия (УИК) тихо попискивает заблокированная внутри. Избиратели отказываются переквалифицироваться в скалолазов-спелеологов и по-прежнему не идут на приманку свободного выбора. Тихо сходящий с ума УИК начинает выдвигать совсем уж дикие идеи типа голосования через окно.

Штаб в полном безумии опять садится на телефоны. Ерш вашу медь, вы совсем охренели, архитекторы туевы? Вы зачем избирательный участок камнями завалили?? Быстро откопать! Прилетает Камаз, выпрыгивают четыре мужика с лопатами, разбрасывают щебенку, прыгают обратно в кузов. Камаз стремительно разворачивается по рассыпанной щебенке и, оставив две широкие борозды, мигом заполнившиеся дождевой водой, вновь пропадает в дали.

Охрипший штаб орет на агитаторов- бегом по подъездам, все на Автодор, песьи дети! На руках носить избирателей к урнам. Берите переносные урны, какие есть в наличии и бегом по квартирам! Явка! Явка! Явка! Явка, вашу Машу! УИК близок к каталепсии. Наблюдателям на все уже наплевать, им бы только выбраться из плена. Люди с урнами с разбега под дождем прыгают через камазьи канавы. Ничтожными зонтиками прикрывают бюллетени и урны от дождевых струй.

Пришло время закрытия участка. Урны притащили, кого-то уговорили дойти проголосовать. Вроде как пришла пора подводить итоги. И тут в зал заходит такая бабушка-божий-одуванчик. «А что, -спрашивает,- где голосовать-то?»

Сюр полный. Двери участка закрыты, снаружи ров с крокодилами. Откуда взялась она, через окно? Оказывается, нет. Пришла с утра, еще посуху. Но притомилась от долгой дороги. Присела у батарейки за лестницей на табуреточку и уснула. Выспалась к вечеру и вышла из укрытия. Со стойким намерением излить что накопилось. В графе поставить крест.

Знаете, что веселое самое в этой саге? На участке самая высокая удельная явка по городу.

 

Прислал: eku
87

0 7476 -31|+118