Грибы у нас пошли. Ну и мы пошли по грибы. С внуком. Он впереди чешет – кусты только потрескивают.

— Деда! – кричит. — Я гриб нашел!

— Нет, Игореша, — говорю. – Этот гриб плохой.

Конечно, поганка тут же получила сандалем.

— Стой! – кричу. — А вот этот не бей.

— Почему? – внук опустил ногу. — Он же тоже поганка. Такой же белый.

— Не, белый вон тот, под кустиком, — поясняю. — А этот груздь называется. Так что в корзинку его. И белый тоже возьмем.

— Деда, да какой он же белый? – сорвав коренастый темный гриб, вертит его в руке наследник. — У него вон шляпка какая коричневая.

— Ну, белый – потому что… потому что благородный, — просвещаю я Игоря. — Как белогвардейцы в свое время. Их еще звали вашими благородиями.

И тут же последовал следующий вопрос:

— Деда, а кто такие белые гвардейцы?

Это я зря такую тему поднял. Поэтому отмахиваюсь:

— Да ну их! Тем более что мы с тобой, внучек, происходим из красных.

— Вот из таких, что ли? – кричит довольно внук, показывая на мухомор.

— Не, внучек, этому тоже поддай пенделя! Потому что это мухомор. Хотя не надо! Раз он вырос, значит, для чего-то все же нужен.

А внук уже ломанулся в самую чащу леса и звонко кричит оттуда:

— Ой, деда, глянь, какая смешная толпа грибочков! Друг по дружке на пенек лезут!

Так, добытчик наш, похоже, опята нашел! Люблю я эти грибочки – сухие, чистенькие, и всегда оптом растут.

— Вот молодец! – довольно бормочу, я вынимая из кармана перочинный нож. – Эти дружные ребята называются опята! Запомнил? Дай-ка я их аккуратненько ножичком срежу, и в корзину.

Нет, не угнаться мне за этим неугомонным пацаном! Опять на весь лес раздается его ликующий голос:

— Деда, а этот брать? Фу, какой склизкий! У него что, насморк?

— Уф, внучек, подожди, я передохну маленько… — отдуваюсь я, шлепаясь пятой точкой прямо на траву у найденного Игорешкой гриба. — О, это хороший гриб! Масленок называется. Он и должен быть немного скользким. Ба, а вот и сморчок! Вроде не его сезон, а вот торчит тут. И его в корзинку!

Где-то недалеко строчит короткими очередями дятел, задумчиво кукует кукушка. Игореха широко зевает:

— Деда, я что-то спать хочу. Пошли домой, а? Вон и корзина у нас уже полная, и в кепку ты уже напихал грибов.

Понятно — наглотался парень кислорода! У меня во всем теле тоже приятная истома.

— Вот я старый гриб! – хлопаю я себя по коленям и с кряхтеньем начинаю привставать с земли. – Так увлекся этой тихой охотой, что совсем внука своего загонял. Ну, пошли скорее домой, хватит блукать по лесу.

— Деда, как ты себя назвал? Что ли, ты тоже гриб? — Внук бежит по тропинке уже впереди меня, причем задом наперед.

— Ох, внучек, гриб! – сокрушенно подтверждаю я. — А ведь был орел! Ну, полетели! А то бабуля заждалась нас…

И мы «полетели» на дачу, где нас уже ждала бабуля: неугомонный Игорёха, сверкая отполированными подошвами сандалий, галопом во все лопатки, и я — легкой иноходью, перемежаемой дряблой рысью… Эх, а ведь были и мы рысаками!

 

Автор: Марат Валеев
7

0 1577 -24|+31