Из всех «Новых Годов», мне, пожалуй, больше всего запомнился 1985. Мне
было десять лет, и встречала любимый праздник я… с качественно разбитым
носом! Родители и гости потешались, потому что были в курсе
обстоятельств приобретения этакой красотищи. Я не только не обижалась,
напротив, ржала больше других. А было вот как…
Маленькое пояснение: в те времена детские развлечения разнообразием
отличались только по сезонам – летом лагерь или деревня, зимой – снежки
да санки. НО! Детворе нашей крохотной старой улочки достался просто
суперприз в виде абсолютно роскошной горки. Не, не так – Горы! Длиной
метров семьдесят, уклон 40-45 градусов, круто да? Машина там могла
проехать только летом в сухую погоду. Осваивать санки (на лыжах там было
хорошо только ноги ломать) местная малышня начинала едва научившись
стоять на ногах не падая, так что закономерно что годам к девяти-десяти
никому было неинтересно кататься по формуле – «одни санки на одну попу».
Потому что если утрамбоваться вдвоем, санки не просто быстро ехали, они
натурально низко летели.
Итак. Аккурат накануне Ёлки, салюта, мешка конфет, и прочего сидим мы с
моей подружкой Викой на «вершине». Сидим на санках и пытаемся отдышаться
– только что вползли. Мимо чешет мужичок, уже весь такой веселенький,
настроенный «паабчаться». Мол, чаво не катитесь, баитесь? Не найдя
взаимности, вздохнул, заткнулся и почапал вниз по «обочине горки».
Обычно «рулевым» была я – управляла лучше, но в этот раз Вика заявила,
мол я сейчас впереди. Ну поехали!
Мужичок тем временем успел дошкандыбать аккурат до середины горы, и тут
ему совершенно неожиданно вломило ПЕРЕЙТИ с одной обочины на другую!
Прямо поперек накатанного «санного трека»! Глядя исключительно под ноги!
Мы заорали в один голос. Услышав ТАКОЙ вопль и СОВСЕМ РЯДОМ – полсекунды
до столкновения, мужик видимо утратил остатки соображения окончательно:
он попытался ПОДПРЫГНУТЬ!
Нос санок долбанул его по ногам, сбив как пластмассовую кеглю. Он рухнул
на нас – мордой вниз, жопой кверху, едва не придавил, крепко вцепился во
что подвернулось, и… Вот этаким «свинбургером» мы полетели дальше. От
добавившегося веса санки не только не притормозили (что понятно – склон
крутой), но и набрали чуть не сверхзвуковую скорость. Впереди был самый
интересный участок – трамплин…
И вот тогда-то, когда полозья сперва оторвались от поверхности земли, а
потом снова с ней «соприкоснулись», мужик и ляпнулся своим лобешником
мне в нос. А наш «летательный аппарат» останавливаться и не думал…
Мы профигачили еще метров сорок за «стандартную финишную черту» и
свалились в овраг – довольно высокий, но по зимнему времени безопасный,
т. к. снега там было по уши в буквальном смысле. На этой стадии полета,
наш «бутерброд» развалился на две равные части – мужик улетел на дно
оврага, смачно приложился там об забор и на некоторое время затих:
видимо пытался сгрести в кучку осколки реальности. Вторая часть
конструкции – я и Вика с провалились в сугроб на склоне. Сверху на нас
шлепнулись санки.
И тут произошел единственный странный на наш взгляд момент. (Да, детское
мировосприятие - до этой секунды ну ничего необычного мы не заметили!!)
Мужик таки «собрал себя в кучу», шатаясь встал на ноги и… сперва бочком,
бочком, медленно, а потом конским галопом понесся по дну оврага в
направлении «куда подальше»!
- Я думала, он так орать на нас будет, - высказала свое недоумение Вика,
выкапывая слетевший сапог.
- Шизик какой-то, - согласилась я, плюясь снегом с кровью.
P.S. Версия взрослых на тему «почему он убежал», не показалась мне тогда
хоть сколько-нибудь верной. Теперь понимаю. Звучало это так: «Да он же
обосрался с перепугу!»

 

Прислал: eku
84

0 6930 -3|+87