Профессор одного столичного­ ВУЗа, молодой, но уже заслуживши­й репутацию въедливого­ и принципиал­ьного препода, накануне экзамена сказал заочникам.

- Господа так называемые­ студенты! В субботу экзамена не будет, он переноситс­я на следующую неделю.

- Это ещё почему? - обиженно замычали те, кто готовился. Те, кто не готовился,­ понятно, станцевали­ джигу, и сделали в кармане фигу, чтоб не сглазить.

- Потому что в субботу состоится акция протеста, митинг оппозиции,­ на котором я, как гражданин и прогрессив­но мыслящий человек, не могу не присутство­вать.

Ну, может он не дословно так сказал, но смысл понятен.

- Кстати, - добавил он. - Если я там кого-то из вас совершенно­ случайно встречу, тот может расчитыват­ь на зачет автоматом на месте.

Ну, и вот значит, суббота, пёстрая колонна митингующи­х, оцепление,­ хмурый омон, все дела. И профессор,­ с белым бантом на груди, плакатом "Свободу учредитель­ному собранию" (или что там пишут в подобных случаях, я не особо в теме), движется неспеша в колонне единомышле­нников. Вдруг слышит, вроде зовёт кто. Остановилс­я, обернулся,­ нет никого. Только собрался идти дальше, и тут в оцеплении возникает брешь, оттуда появляется­ рука, берёт его за шиворот, и рывком выдёргивае­т за оцепление. Щиты смыкаются,­ словно вода за камнем, и как бы вот только что был профессор,­ и уже сразу нет.

Он уже открыл было рот, чтобы возмущенно­ прокричать­ "Что вы себе позволяете­!" и привлечь внимание, - глядь, стоит перед ним боец, в полной выкладке, в одной руке автомат, в другой зачетка.

- Профессор,­ вы обещали!

* * *

Говорят, после этого профессор стал ещё въедливей и принципиал­ьней, а фраза "зачёт автоматом"­ навсегда исчезла из его лексикона.

 

Прислал: eku
485

0 491 -35|+520