Почему Георг Отс не допел «Демона» в Казанской опере?

Был у нас в стране певец, которого ну прямо все-все-все очень любили:
и стар и млад, и что бы он ни пел (популярную песню, оперетту,
классику – все получалось замечательно у этого высочайшей культуры
артиста).

И вот приехал он в Казанский оперный театр петь «Демона» Рубинштейна. В
первом акте этой оперы идет на сцене «борьба в небесах» за душу Тамары
(«Она страдала и любила, и небо сжалилось над ней», как мы знаем из
Лермонтова).

На вершине одной скалы стоит, скрестив руки, черный Демон (Георг Отс), а
на вершине другой скалы – сверкающий белыми одеждами и крыльями ангел.
Каждый утверждает: «Она моею будет», бушует оркестр, кипят страсти, а
между скалами летают маленькие ангелочки (их рабочие сцены то и дело
запускают с разных сторон катиться на маленьких колесиках по невидимым в
полутьме тросикам).

И вдруг у одного ангелочка колесико с тросика соскочило. Другие все
летают, а этот повис неподвижно, да еще под углом. Зрители это, конечно,
видят и смеются. Бригадир рабочих, естественно, стал руководить
спасательными работами. И все могло бы закончиться благополучно, когда
бы композитор Рубинштейн не написал в своей опере именно в этом месте
для всего оркестра длинную генеральную паузу – это когда внезапно
наступает в театре полная тишина, никто не играет и не поет.

И вот (представьте) в этой полной, внезапно наступившей тишине все
слышат истошный крик бригадира: «Какого х.. ты там смотришь? Пхай его
багром в ж.пу!!!»

Демон (Георг Отс) слез со своей скалы, пошел переодеться в гримерную и
уехал к себе в Таллин. Оперу за него допевал кто-то из местных.

 

Прислал: eku
6

0 105 -5|+11