В метро некоторые мужички усаживаются на самое козырное, лобное место, широко расставляют ноги, как будто им вот-вот рожать, и хватаются рукой за него. Нет, не так - за НЕГО. Мужчины о НЁМ думают именно так - большими буквами.

В тот раз всё было типично: мужик сидел в вагоне по центру дивана, расставив ноги на ширину эго. Другие пассажиры скромно жались по краям. Мужик время от времени пробегал пальцами по своей трубе, скажем так. Вид у него при этом был озадаченный: с похожим выражением лица шарят по карманам в поисках пропавшего кошелька. Мужик музицировал слишком заметно.

Мне в очередной раз стало жутко неловко: в вагоне было много женщин, причём пожилых. Некоторые из них отворачивались, стараясь смотреть в другую сторону.

Напротив этого паганини сидел старенький дедушка. Несколько деревенского вида, в кирзовых сапогах, с сумкой-тележкой, в которой он, видимо, ещё подвозил снаряды на передовую во время войны. Дедушка, как раз наоборот, внимательно наблюдал за солистом нашей местной филармонии. В глазах старичка засверкали задорные искорки.

Неужели дедок что-то ему ляпнет, подумал я. Ляпни, дедок, умоляю, ляпни, бормотал я про себя целую станцию. И дедок ляпнул:

- Потерял чего, милок?

Мужик вздрогнул и (я чуть не написал - выронил инструмент) отдёрнул руку. Но было уже поздно.

Потому что дедушка громогласно закончил репризу:

- Хочешь, свой одолжу? Мне-то уж без надобности.

 

Прислал: eku
171

0 116 -12|+183