Служил в Осетии некий парнишка. Поначалу, конечно, трудно ему было, но спасало то, что "его далекая, любимая ждала". И вот ближе к концу первого года приходит от любимой письмо: "не жди, мол: замуж выхожу". Весь день солдат ходил чернее тучи, всю ночь не спал, а ближе к рассвету взял бельевую веревку и кусок мыла и направился к ближайшей дырке в заборе, ибо на территории части совестно ему было на себя руки накладывать.

Но, не дойдя до дырки с полсотни шагов, приспичило солдатику остановиться по малой нужде. Встал он у стеночки... И видит: лезут на территорию части через забор четверо в масках. Дело, напоминаю, происходит в Осетии несколько лет назад. Много ли времени надо, чтобы вчетвером перерезать спящую роту-другую? Не остановись тот солдат по нужде - первым бы и отправился на тот свет.

Так вот, солдат наш сразу передумал отправляться в круиз по загробному царству - к стеночке прижался, бочком на носочках до угла, рысью на ближайший пост поднимать тревогу. Успел. Бандитов как раз у окон казармы встретили и разоружили, а что с ними дальше было - не уточняется, но не о них разговор

Солдата с утра вся часть на руках качала: шутка ли, всех от смерти спас. Тут же отпуск на три недели плюс дорога, а так как о письме от "далекой и любимой" уже всем было известно, то вместе с героем отрядили еще нескольких сопровождающих из младшего командного состава.

И вот по приезду домой выясняет наш герой, что девчонка вовсе не собиралась замуж за другого, а просто отчаялась ждать еще целый год. Военные - народ решительный: берут они девоньку под белы рученьки, садят в поезд, и через несколько дней в означенной в/ч устраивают молодым пышную свадьбу. А чтобы более голубкам не разлучаться, выделяют им комнату в офицерском общежитии. И вот посреди застолья некто из приглашенных с большими звездами на погонах задает свежеиспеченному супругу логичный вопрос: а какого, собственно, его понесло справлять нужду пес знает куда, если в здании казармы имеется теплый и уютный сортир?

- Да я, - говорит герой, -вообще-то не в сортир туда ходил... Я, - говорит, - вешаться собирался...

Затянувшаяся немая сцена разрешается зычным "На губу!" командира части.

Happy-end: посовещавшись, отцы-командиры постановили: заменить гауптвахту двумя неделями домашнего ареста. Которые неудавшийся самоубийца отбывал, как вы уже догадываетесь, в общежитии в обьятьях юной жены.

 

Прислал: eku
501

3 26522 -46|+547