Сказка для самых немаленьких про недоверчивого мальчика Алешеньку, про его папу-космонавта и про то, что некоторым руководителям полезно знать некоторые особенности своих сотрудников, а если не знаешь, то слушать, что тебе говорят.

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был мальчик Алешенька. Был он мальчиком смышленым, развитым не по годам. И одаренным. Да не простой была его одаренность, не никчемной, а такой, которую почему-то часто называют люди «альтернативной». Но никто не знал, что Алешенька – особый мальчик, потому что мама его врачей до него не допускала.

Мама Алешеньки вообще очень сына своего любила. И всегда говорила, что нельзя доверять чужим людям, что бы они ни говорили. А уж если человека во лжи прежде уличали, то уж, тем более, доверять таким неповадно должно быть.

А папка Алешеньки, героический арктический летчик-подводник, еще когда мальчик совсем был крошечным, улетел в космос, а потому ничего по этому поводу своему любимому сынишке не говорил. Но, был всегда уверен Алешенька, что сказал бы папка ему во всем и всегда слушаться маму. И он слушался. И мама говорила, что когда-нибудь папа вернется и тогда они все вместе заживут счастливо.

Шли годы. Алешенька рос. И вот стал он уже сначала Лешей, а потом и вовсе Алексеем, но так и остался в душе своем и в сердце все тем же милым мальчиком Алешенькой, который во всем и всегда слушался свою маму, и продолжал искать своего героического папку.

И вот, когда стал Алешенька, которого теперь все-все, кроме жены, называли Алексеем, совсем-совсем взрослым, то пошел он устраиваться в большой чудо-магазин, где продавалось все-все-все, на работу. И посмотрели на него, и сказали, что хорош он, и взяли Алешеньку на работу в чудо-магазин, где продавалось все-все-все. Охранником. И стал он службу нести свою с честью и с достоинством, со всем тщанием и прилежанием, со внимательностью.

А был в том магазине другой мальчик, который там работал. И звали его Антон. И был тот Антон, не такой как Алешенька. Непослушный он был. Маму не слушал, плохие поступки делал.

И решил как-то Антон тот над нашим Алешенькой подшутить. Каверзу задумал. Взял он трубку радиотелефонную, проводами к сети городской телефонной не подключенную, что в ремонт была сдана покупателями по причине неработоспособности, и стал делать вид, что по ней разговаривает. Вид делает, и перед Алешенькой ходит. Тот ходит, а Алешенька смотрит. И тут протягивает Антон трубку ту поганую Алешеньке и говорит, что того к телефону приглашают. Не стал сомневаться Алешенька, подумал, что что-то важное сообщить ему собираются, раз на сам радиотелефонный аппарат позвонить решились, да и взял трубку своей удалой рученькой.

Долго интересовался Алешенька в трубку, кто его там спрашивает, но молчала трубка, ни звука не издавая. Да и как бы ей чего издавать, раз она не только поломанная, но еще и не подключенная к сети телефонной городской?

Посмеялся вот так Антон над бедным Алешенькой. А тот запомнил эту подлость подлючую, ожесточился сердцем юным, пламенным, да припомнил слова материнские о лгунах и к ним доверии.

А работал в том чудо-магазине, где продавалось все-все-все, еще и дядя Саша, который над всеми охранниками был главный командир. А был он главный командир над всеми охранниками потому, что раньше работал там же, где и всеми любимый знаменитый Дядя Степа, которого Михалков для всех ребятишек советских придумал. И сердце у дяди Саши было такое же доброе, как и у Дяди Степы, и потому не смогло выдерживать все тяготы той, прежней, службы, потому что было там все совсем не так сказочно, как у Михалкова – страшно и печально там было. И оттого решил уйти от печали дядя Саша. Но сохранил он от прежнего места службы любовь огромную к широте и красотам языка родного, русского, а также еще и большую сноровку да мастерство в этих широты и красот употреблении.

И вот решил как-то дядя Саша проверить, как несут его добры молодцы, над которыми он главным командиром поставлен был, службу свою тяжкую в его подотчетных владениях. И позвонил он на самый главный телефон, что на самом почетном и видном месте в том чудо-магазине, где продавалось все-все-все, находился, да и попросил позвать к телефону Алешеньку, который был самым ответственным и внимательным добрым молодцом.

И стал Антон, который трубку снял, звать Алешеньку. Но Алешенька помнил, как поступил уже с ним подлый Антон, как надсмехался над ним. И думал, что может Антон пошутить над ним еще один раз также. А потому не поверил Алешенька посулам Антона и с места не сошел.

А дядя Саша не знал, что Алешенька стойко сопротивляется обману, а потому продолжал висеть на проводе и удивляться, почему же его лучший добрый молодец никак к телефону не подходит.

Не смог снова заставить взять в руки молодецкие трубку телефонную Алешеньку Антон. И пришлось ему позвать своих друзей-товарищей, которые тоже работали в том чудо-магазине, где продавалось все-все-все, чтобы помогли они убедить Алешеньку на звонок дяди Саши поскорее ответить. Убеждали они всей толпой, клялись, что в этот раз, и правда, зовут Алешеньку к трубке телефонной, что никто его не обманывает. Но не поддался мальчик Алешенька, не сошел с места, не покинул вверенный ему пост – так и стоял как… хм… как положено стоять умному мальчику на своем посту.

А дядя Саша все еще не знал, как молодецки сопротивляется обману Алешенька, как не поддается на искусные обещания, а потому хоть и продолжал висеть на проводе, но удивляться перестал, а начал понемногу звереть.

И решили Антон и его друзья-товарищи позвать тетю Наташу – самую главную тетю во всем магазине. И пришла тетя Наташа, и посмотрела на то, как Алешенька не верит уже никому, даже самой тете Наташе. И стала думать, как быть. Думала-думала и придумала. И повелела самая главная в том чудо-магазине, где продавалось все-все-все, тетя Наташа нажать на телефоне кнопочку заветную, что диво-дивное творила – связь громкую включала, да такую, что всему чудо-магазину, где продавалось все-все-все, слышно было, потому что была подключена та заветная кнопка на аппарате телефонном самом главном к динамикам системы оповещения.

Но только тетя Наташа стала самой главной тетей в этом чудо магазине, где продавалось все-все-все, совсем недавно, а до этого она была не самой главной тетей в другом чудо-магазине, где тоже продавалось все-все-все. А потому не могла она знать еще всех сотрудников, кто и что любит, да кто и чем увлекается. Не знала она и про дяди Саши любовь великую, что сохранилась у него с прежней службы, где было печалей и горестей множество.

А вот Антон и его друзья-товарищи работали в этом чудо-магазине, где продавалось все-все-все, уже давно. И дядю Сашу знали. И тогда один из этих друзей-товарищей, звали которого Андрей, и который лучше всех знал любовь дяди Саши к наукам лингвистическим да к упражнениям-изыскам филологическим, выступил вперед, раздвинув остальных своих друзей-товарищей грудью своей широкою и молвил о том, что насколько он знает дядю Сашу, кнопку заветную, что творит диво-дивное, нажимать-то как раз и не следует.

А дядя Саша на проводе уже не просто висел, а крутил пальчиком петельку, которая в самый раз бы подошла для Алешенькиной шейки, потому как перестал он уже звереть и начал потихоньку рыбный суп поедать.

Но не послушались добра молодца Андрея самая главная, хоть и недавно, в том чудо-магазине, где продавалось все-все-все, тетя Наташа и остальные его друзья-товарищи, да и нажали кнопку заветную, что творила диво-дивное.

Только Антон, который Андрею поверил, прикрыл ушки свои ладошками.

И устал уже дядя Саша, который не знал, на какой отважный шаг пошли все в том чудо-магазине, где продавалось все-все-все, не знал что кнопку заветную, которая диво-дивное творит, нажали, и решил потому он обратиться напрямую к Алешеньке. Да погромче обратиться-то. Чтобы тот, прямо на месте своем, с которого так и отказался сходить, прямо бы из трубки телефонной услышал голос главного над всеми охранниками. Голос бы услышал да проникся.

И в тот же миг, когда кнопка заветная нажата была, и стала творить она диво-дивное, все: и самая главная тетя Наташа, которая совсем еще недавно не была самой главной тетей Наташей, и Антон, который еще сильнее прижимал ладошки к ушкам, и добрый молодец отважный Андрей, и остальные друзья-товарищи – и вообще все присутствующие в том чудо-магазине, где продавалось все-все-все, узнали, что нашел, наконец-таки, мальчик Алешенька своего героического летно-подводного космонавта-папку. Потому что то, что сказал дядя Саша про маму Алешеньки, делают между собой только самые что ни на есть любящие супруги, и именно после этого ребятишки-то на свет белый и нарождаются.

Конец

 

Автор: Виктор Рэй
-19

0 550 -20|+1