Пошутили.

Где произошла эта история, я вам не скажу. ВОЕННАЯ ТАЙНА.
Возвращаются с большого совещания, под названием военный совет - милитаризованная разновидность совета старейшин, два подполковника. Один – командир части, второй – начальник штаба. На совете их хвалили, и даже одному вручили часы наручные, второму – грамоту.
Жара. Едут давно. Тяжело. Вечером, с сослуживцами и офицерами вышестоящего штаба, посидели за рюмочкой чая. Выпито было много стеклянных самоваров.
Ехать оставалось не много. Решили сделать привал. Остановились на пустынном берегу речки. Вокруг не души.
Водитель персонального УАЗика расстелил плащ – палатку, положил хлебушка, помидорчиков, огурчиков, соль, походные стаканчики. Начальник штаба достал тёплую водку.
Выпили раз, выпили два, выпили три. Полегчало. Разговорились.
- А не искупаться ли нам? – авторитетно предлагает командир.
Предложение принимается благосклонно. Водителю разрешают тоже ополоснуться. Раздеваются до гола, а почему бы нет, место безлюдное. Осторожно входят в воду, поскуливая. Окунулись. Поплыли.
Водитель, чтобы не смущать начальников игрой молодых мышц, скромно уходит за кустики, растелешается и ныряет в прохладную воду.
Поплавали, сняли напряжение. Выбираются на берег. Налили. Хлопнули. Захрустели огурчиками.
Вдруг начальник штаба замечает, что в пейзаже, что - то изменилось.
«Батюшки – светы», - а форменной одежды, оставленной десять минут назад на травке, нет. Нет ни брюк, ни рубашек, с погонами, ни трусов, ни даже маек. Остались носки и туфли.
Поискали. Нет. Выпили. Подумали. Поискали еще. Нет. Позвали водителя. Появляется из–за кустов полуголый солдатик, т. е. на нем одеты пилотка и сапоги.
- Где наша форма – строго спрашивают начальники.
- Моей, тоже нет, - радостно сообщает подчиненный.
- Искать.
Ищет. Потом ищут втроем. Нет одежонки. Полтергейст. Портфель с секретными документами есть, водка есть, закуска есть, а одежды нет.
Поискали с полчаса, ничего не нашли, допили водку и, матерясь, залезли в чудо военно-промышленного комплекса. Поехали домой.
Едут. По очереди бьют по затылку водителя, обещают ему все «радости» земные и небесные, за то, что не уберег хозяйские мундиры. Вдруг их догоняет и начинает обгонять еще один военный УАЗик, на котором написано ВАИ (военная автоинспекция).
При обгоне, сидящий рядом с водителем прапорщик, обладатель огромного красного лица, его даже на документы фотографируют поэтапно, поворачивает вправо голову. Глаза его начинают вываливаться из глазниц. Он, что – то бодрое говорит своему водителю. Обгоняют автомобиль наших героев. Останавливают свою машину поперек дороги. Картина «Геройские прапорщики закрыли своими телами путь супостату».
Выходят из машины два трехстворчатых шкафа. Двумя словами: «двое из ларца, одинаковых с лица».
УАЗик начальников, тоже, вынужден остановиться. Их, без всякой субординации, вытряхивают из машины и начинают очень сильно бить ногами, при этом стараются попасть по лицам и детородным органам. Отведя душу, герои – прапорщики уехали, забрав с собой командирский УАЗик с секретным портфелем. Впоследствии выяснилось, что прапорщики были издалека, поэтому местных начальников в лицо не знали. Но, увидев в военном транспорте обнаженные тела, подумали, что «голубые» местные алкаши хулиганят.
Стоят три голеньких тела посреди дороги. Документов нет, одежды нет, портфеля с секретами нет, водки нет, казенной машины тоже нет. «Фени те ля комедия». До дома пять километров. Вопрос, который волнует давно всю прогрессивную интеллигенцию: «Что делать?».
Соорудили из веточек, листиков и ромашек набедренные повязки и потрусили к дому. Этакая группа дикарей из племени «Ням – ням - ням», направляется на симпозиум к местным шаманам.
Бегут дружно, при этом пытаются остановить попутные машины. Мечтатели. Кто же, увидев, на пустынной дороге, троицу извращенцев, остановиться. Одна дама, проезжая мимо, так испугалась, что с криком: «Мама родная», - выжала из своей старенькой «копейки» по проселочной дороге скорость, которая не снилась и Шумахеру. Одно не понятно, как она среди трех голых мужчин разглядела свою маму?
К гарнизону подтянулись, когда уже стемнело. По-пластунски подобрались к дому. С криком: «Банзай», - влетели на третий этаж. Жили на одной лестничной площадке. Квартиры напротив. Звонят в двери. Открывают жены. Как вы думаете, что подумает ваша жена, если вы явитесь вечерком, аккурат к ужину, в таком модном прикиде: форменные туфли и черные носки. Правильно. Их жены подумали примерно тоже самое. Били их уже на лестничной площадке чем, не попадя. Никто из соседей не вышел спасти. Но с интересом слушали и подглядывали в дверные скважины.
А в это время, дежурный по части, обеспокоенный долгим отсутствием командования, вышел покурить на крыльцо штаба и видит, что по плацу со стороны автопарка в сторону казармы, короткими перебежками, движется снежный человек в казенных сапогах. Желая пресечь кражу военного имущества, а, также мечтая попасть на страницы модных и научно – популярных журналов, он с криком: «Стой сволочь. Пристрелю!»,- бежит за реликтовым человеком. Догоняет и бьет ценный для науки экземпляр кулаком по затылку. Снежный человек на чистейшем русском языке начинает кричать, что никакой он не шпион, а гвардейский водитель старшего начальника. Очень удивился дежурный по части, откуда снежный человек знает его родной язык. Но когда, под фонарем пригляделся к дикарю, то нашел, что он и правда напоминает командирского водителя. Тогда в голове дежурного оформляется следующие вопросы: «Где любимый начальник?»,- и –"Чо ты, сволочь, с ним сделал?».
Финал.
Солдат спал голеньким на жестком топчане на гауптвахте. Наутро, дежурный обещал его лично расстрелять перед строем за убийство командования части и каннибализм.
Командир и начальник штаба спали в гараже, одетые в, найденные среди ветоши, трусы, майки и шорты. Там они и были обнаружены утром старшим лейтенантом милиции, который привез их форму, нижнее белье и документы.
Оказалось, что их похитили две подвыпившие дамы бальзаковского возраста. Думали: начнут искать форму бравые гусары, найдут их. Вот у них и сладиться на радость всем.
А военные их не нашли, хотя они и не маскировались. Пришлось нести форму местному околоточному и каяться.
Скандал замять не удалось. Бравые военные понесли заслуженное наказание, какое не скажу. Это военная тайна. Зато войска округа и местное население смеялись долго.

Сергиенко Сергей.

 

Автор: С. Сергиенко
5

0 791 -2|+7