- Ну, тяпай, тяпай, внучек! Картошка – она сорняков не любит… Ты чего оттяпал, балбес? Еще раз показываю: сорняк – он без цветов, а картошка уже цветет. Вот ту траву, которая нецветная, и валяй, под самый корень.

Постой, ты зачем это всадил свою тяпку-то по самые помидоры? Не трожь помидоры, говорю! Бабка потом сама эти гряды причешет.
Нет, эту высокую траву тоже не трогай. Пусть себе качается под ветром, соком наливается. Что, что… Курю я эту травку, самосад называется, вот что.
Как - конопля? А ты откуда знаешь? Ну, в этом вашем Интернете чего только нет. А я ее как звал самосадом, так и буду звать.

Мне ее мой папка, а твой прадед, завещал. Сказал: «Удивительная трава эта, сынок! Сама ветром занеслась, сама посадилась под забором, сама и выросла. Прямо самосад. А высушишь – за табачок сойдет. Уж такой затейливый!».

С той поры и растет эта травка-самосад. Нет, у меня и настоящий табачок вон на той грядке растет. Но этот я больше уважаю, шкодный такой! Никогда не знаешь, чего выкинет с тобой, когда его покуришь.

Помню, по молодости еще, закурил эту травку первый раз вот тут, в огороде, а пришел в себя на сеновале. С бабкой твоей. Да ну что ты, какая там старая? Это она сейчас такая, а тогда-то девка была – одно загляденье, кровь с молоком, попа в шестнадцать кулаков. Ну и, это, пришлось ожениться. Такие тогда порядки были.

Что, внучек, устал? Ну, давай, присядем у колодца, покурим… Я тебе покурю! Мал еще. Вон надергай лучше редиски, она красненькая такая, помой ее в колодце, да похрупай… Чего ты мне принес, балбес? Это ж мак! Бабка нам за него головы пооткручивает.
Как это зачем мак? А маковые булки с молоком кто утром наворачивал? Вот, с этой гряды этот деликатес. Бабка еще отвар целебный делает с него. Как примешь – так улетаешь на фиг, и все по фигу!

Правда, участковый наш все покушается на эту гряду. Говорит: нельзя выращивать, поскольку это растение чего-то там содержащее.
Бабка как-то пришла вечером полить огород, а участковый сидит на гряде, мак дергает, причем без ордеру и протоколу.
Ну, бабка его репой да по тыкве – репа у нас хорошая тогда уродилась, ядреная! Или, наоборот, тыквой по репе?

В общем, оглоушила да и закинула под самосад. Так участковый потом два дня оттуда вылезать не хотел, кричал, что теперь у него тут засада будет.
Еле выкурили его оттуда с бабкой. Совсем зеленый уполз. С тех пор к нам ни ногой, ни колесом.

Ну, иди, иди за редиской-то. Да не перепутай опять: мак красным кверху, а редиска – книзу…Ну вот, это она и есть, редиска. Хрупай ее, внучек, хрупай. Самые витамины в ней. Откуда, говоришь, огород этот у меня? Да прадед твой оставил.

Он всю жизнь шахтерил, уголь во-о-н под той корявой горкой взрывал да наверх таскал. Стакановцем был. Про него еще в газетах пропечатали.
Как, говоришь, правильно – стахановец? Ну, не знаю. А только батя мой, как приползет со смены, стакан-другой примет, и дрыхнет без задних ног. Да и без передних тоже. Вот потому и стакановец.

С утра - снова под горку: «Принимай, - кричит оттуда, из недр-то, - родина, уголь!». Как все вырыл, что было в горке, так что она даже просела, тогда и ушел на пенсию. Заскучал, заскучал, да и решил огородом заняться. А тут за домом целина была. Твердющая – лопата не лезет. И бурьяну – заблудиться можно было!
Ну, с бурьяном батя разобрался запросто – с одного конца огорода пал пустил, на другом с ведром воды встретил.

Да мало его оказалось, одного-то ведра… Долго тогда пожарники тушили поселок. А больше всех им папка мой, прадед твой, то есть, помогал. Ему еще тогда даже медальку дали, «За отвагу на пожаре», и в газетке портрет его пропечатали.

Ну вот, огород-то он расчистил, а копать сил никаких нет. И что ты думаешь, удумал прадед твой? Он еще с шахтерской поры натаскал домой взрывчатки – ну, мало ли, вдруг в хозяйстве сгодится?

Вот и сгодилось: наковырял ямок по всему огороду, заложил в них динамиту-то, да как даст! Огород разом взлетел на воздух, а когда обратно упал, ничего копать и не надо было. Знай, тыкай в землю семена да рассаду – такая она вся рыхлая сделалась.

Да только когда батя за семенами домой пошел, смотрит - а дома-то и нету! И мамки с ним. И еще три соседних дома как корова языком слизнула.
Правда, мамка к обеду вернулась, аж из-за речки. И ни царапины на ней! Только заикалась с той поры, бедная!

Эк меня растащило на мемуары! Погоди-ка, внучек, я еще одну самосадину скручу… Ну вот, дом наш батя собрал обратно по бревнышку - мамка показала, куда она с ними улетела.

Соседи – те тоже заново отстроились. Но еще долго прадеда твоего в чем-то подозревали, даже участковому на него показали. А прадед-то твой, он не дурак - уже тогда газеты почитывал. Говорит – ничего не знаю, сам пострадал. Тут, говорит, НЛО на днях летал над огородом, может, он чего кинул?

Ну и опять про него газеты пропечатали. И с тех пор стали к нам без конца шастать эти, как их… Уф, не упомню! А, ну да, уфологи. Прямо житья от них нет. Все грядки перетопчут, ежели не уследишь, все чего-то ищут. А потом огурцы с грядок пропадают.

Ну вот, опять лезут со своими приборами. А вон, гляди, и НЛО! Ой, и какие-то уродцы зелененькие через ограду полезли! А ну, кыш, кыш! Пошли вон отсюда!
Гони, их, тоже, внучек, к чертовой бабушке! А она уж их там, после макового отвара-то, встретит как надо!

Никто не смеет лезть в этот огород – он теперь твой, внучек. С ним ни за что и никогда не пропадешь!

 

Автор: Марат Валеев
-1

0 1068 -17|+16