В Праге сейчас - мертвый сезон, в нашем пенсионе пусто и каждый постоялец не только клиент, но еще и потенциальный собутыльник. Вот и вчера за вечерней чаркой очередной дедок - экс-КГБшник - рассказывал о разных моментах своей оперской судьбы. Дальше - от его лица.
Ребята из наружного наблюдения отрабатывали установленного разведчика и увидели, что он обменялся несколькими словами с неизвестным прохожим. Ситуация стандартная, надо довести этот контактдо адреса или под благовидным предлогом узнать его данные и передать операм - пусть выясняют, с какого перепуга гражданин Гадюкин любезничает с американским шпионом и что они друг другу поведали. У нас рядом с Чайковского (посольство США) один оперок жил, так тому раз в неделю по пути на работу какой-нибудь второй секретарь руку на улице жал, так что тот только скверно ругался и плелся в контору отписываться. Но здесь мужичок шустрый, оглядывается, торопится - в общем, надо все делать аккуратно, чтобы не дай бог он не засек, что им интересуются - вдруг это ихний агент моменталку провел или задание получил и сейчас чешет перерисовывать«секретногозаводаплан». Короче, доводит наш боевой товарищ человечкадо вокзала, а как назло, ни одного мента навстречу - чтобы документы проверить, форма нужна... И тут удача - стоит у платформы патрульный сержант милиции. Ну, наш сотрудник бегом к нему, ксиву предьявил, говорит - обтряси вон того, потом ко мне подойдешь, отдашь данные. Тот козырнул, как цепной пес на бедного мужичка кинулся, что-то ему говорит, цепляется - в общем, ответственно подошел к делу, душа не нарадуется. Наконец отпустил, тот в электричку прыгнул и уехал, а сержант аж лучится от счастья, строевым шагом к нашему сотруднику подходит и вываливает тому на ладонь рубля три мелочью. «Все», - говорит, - «Обтряс. Больше у него не было».

 

Прислал: eku
17

0 148 -2|+19