Дело было в начале 90-х, в одном из городов Калифорнии, куда по воле судьбы меня занесло. Работала я тогда с группой «наших» иммигрантов в офисе школьного округа переводчицей. И был среди нас хороший такой парень Валера, инженер по образованию. Английский он только-только начал учить перед самым отъездом в страну желтого дьявола, но, тем не менее, был принят на работу в качестве переводчика. И вот одним сонным утром Валера работал непосредственно в офисе нашей начальницы, эдакой стервы иранского происхождения. Нужны были Валере несколько листов бумаги, и перед тем, как подойти к начальнице и попросить пару листочков, он отрабатывал свой спич. Краем уха я слышала, что вариантов было два:

«May I have a piece of paper?» (могу ли я попросить кусок бумаги) и

«May I have a sheet of paper?» (могу ли я попросить лист бумаги).

Время шло, работа стояла, Валера нервничал. Наконец, махнув рукой, мол, нефиг так себя терзать, пора уже научиться говорить и без репетиций, Валера подскочил к столу иранской начальницы и бодро с улыбкой изрек:

«May I have a piece of shit?» (могу ли я попросить кусок дерьма).

Удивительно, но начальница все поняла и молча протянула ему лист бумаги!

Сия история с тех пор стала легендарной, а Валера на всю жизнь запомнил правильное произношение слова «sheet».

*********

И еще про Валеру. Сидел он как-то на работе хмурый и задумчивый. На вопрос что такое с ним ответил грустно: «Имя буду менять нахрен». На дополнительный вопрос а че так круто, сообщил: «Надоело вытаскивать из почтового ящика журналы женского белья и образцы тампонов!» Как оказалось, в Америке имя Valery не имеет мужского варианта....

 

Прислал: eku
12

0 476 -2|+14