это событие произошло тихим сентябрьским вечером. Как пишут в романах: ничто не предвещало беды. Причем произошло это все раз в сто быстрее, чем вы будете это читать.
У нас там переулочек один тихий есть. Он одним концом упирается в весьма оживленный проспект, а другим - в неизвестность. Ну, в неизвестность, - просто я в той стороне ни разу не был. Хрен знает,
чего там. Неизвестность, короче.
С одной стороны переулочка частный сектор, заборы то есть, а с другой сквер такой стихийный и дома там жилые дальше в глубине. И проезжая часть. И даже тротуаров нет. Ну, потому что не ходит там никто. Вообще место очень безлюдное. Машин нет, людей нет, только собачники иногда гуляют.
И вот значит вечер. Тихо. Безлюдно. Сумерки. Что такое сумерки? Это когда вроде еще вовсю светло, но мелкие детали уже пропадают. И вот в этих сумерках дама гуляет по этому переулку собачку. Маленькую. Порода я не знаю как называется, толстенькая такая, морщинистая и плюшевая, крепенькая как сарделька. А! И они еще, собачки эти, детективы пишут популярные, короче, в мягкой обложке. И больше в переулке вообще никого.
И они идут так краешком проезжей части. Собака на рулетке бежит. Тросик у рулетки тоненький, в сумерках его уже не видно, и создается полная иллюзия того, что собачка бежит сама по себе, а хозяйка держит в вытянутой руке пульт дистанционного управления этой самой собачкой.
Ну вот, гуляют они не спеша, хозяйка по телефону ля-ля-ля, собачка гавно нюхает, и тут приспичило ей (собачке, в смысле) что-то на той стороне, где заборы. И она дорогу перебежала, и там в кустах шуршит.
А с этой стороны хозяйка, значит, орет на кого-то в трубку. Все заняты своим делом. Вечер. Тишина. Сумерки.
И вот в это время, внезапно (как говорил капитан Езепчук, пи3@ец, тревога и команда «подъем» всегда случаются внезапно) с той стороны переулка, где неизвестность, вылетает на хорошей такой скорости мотоцикл. С мотоциклистом, естественно. И мчится в сторону проспекта.
И вот пролетает он стремительно мимо этой парочки, и цепляет, естественно, каким-то там технологическим выступом мотоцикла натянутый поперек дороги тросик этой рулетки, то есть поводок.
Рулетку из руки хозяйки вырывает, и ее заклинивает (рулетку, не хозяйку) где-то там под рулем (впрочем, и хозяйку заклинивает тоже). А собачку выдергивает из кустов, и она начинает лететь за стремительно удаляющимся (от хозяйки, естественно) мотоциклом на этом тонком тросике.
Как вини пух на шарике. Совершая такие гигантские прыжки, как нам еще иногда показывают в якобы документальном кино про космонавтов, которые якобы побывали на Луне.
А мотоциклист ничего этого даже и не заметил. И продолжает неумолимо и стремительно мчаться. И вот он выскакивает из тихого темного переулка на ярко освещенный проспект, и вопреки дорожному знаку, предписывающему движение только направо, практически не притормаживая, через две сплошные полосы разметки и четыре ряда движения, по широкой дуге, делает поворот налево.
Мужик там на углу, который шел себе спокойно и никого не трогал, и которого этот мотоциклист едва не сбил, потом раз шесть повторял заикаясь всем желающим: «А он, короче, так выскакивает … оттуда, … из проулка, а за ним … ЛЕТИТ … (тут мужик делал большие глаза) … СОБАКА … И ЛАЕТ…»
Ну вот, вылетает мотоциклист, значит, на проспект и уходит налево. Собака летит, естественно, за ним. И у всех окружающих создается, конечно, полная иллюзия того, что это злобная маленькая летающая собака преследует несчастного мотоциклиста. И все ему сочувствуют.
А там дальше, на проспекте, метрах в ста, возле школы, стоит киоск с шаурмой. Там даже остановка автобусная, которая раньше называлась «Школа», теперь называется «Шаурма». Ага, все так и говорят водителю: у шаурмы остановите, пжлста! И к этому киоску по вечерам прилетает на сине-белом форде с мигалками поклевать шаурмы птица-гаишник.
И вот как раз в этот момент гаишник с шаурмой в одной руке стоит возле своего форда и шарит второй рукой в кармане ключи от машины. И видит с недоумением, как прямо на него, в нарушение всех мыслимых правил дорожного движения и человеческой этики, мчится с большой скоростью мотоцикл. Пытаясь уехать, видимо, от преследующей его тоже на огромной скорости летящей собаки.
Все происходило так стремительно, что гаишник сделать ничего не успевал, даже отскочить. Ну, только изумиться. И уже думал, что сейчас мотоцикл в него врежется. Но мотоциклист все грамотно рассчитал, сделал красивую переставку, положив мотоцикл сперва влево, потом сразу вправо, и гаишника ловко обогнул.
Совсем не то что собака. Ну а что вы хотите? Аэродинамика хреновая, шасси не убрано, руль высоты купирован. И собака конечно не смогла повторить за мотоциклистом этот сложный маневр. И прилетела точно в шаурму. Ну, в смысле, в гаишника, прямо ему в грудь, но сперва конечно в шаурму, которую он держал перед собой, защищаясь от мотоцикла.
Сперва упала шаурма. Гаишник не упал, он был крепкий. На шаурму, выскочив из ошейника от удара об крепкую грудь гаишника, шлепнулась собака. Но в отличии от шаурмы собака не стала лежать как будь-то так и надо, а прям тут же, с пробуксовкой, с искрами из-под когтей, рванула прочь. Но не обратно к хозяйке, как вы могли бы подумать, а туда, вперед, следом за мотоциклистом. Туда же, чуть позже, пнув с досады шаурму, рванул и гаишник, сев предварительно в свой сине-белый форд.
А в это время мотоциклист, все так же не снижая скорости, мчался как раз к Т-образному перекрестку со светофором. И он видимо планировал уйти на нем направо, и стал прижиматься к обочине, обходя стоящие на красный машины. И все бы получилось хорошо, если бы не ошейник.
Ошейнику без собаки видимо стало совсем неуютно, и он решил прекратить этот безумный бег. Ну, или, может, он за собаку решил поквитаться.
И когда мотоциклист стал поворачивать направо, ошейник занырнул под колесо припаркованного на обочине грузовика и там заклинился.
Этого хватило, что бы мотоцикл потерял управление, его развернуло и выбросило в кювет. А мотоциклист пролетел чуть дальше, через проезжую часть, и никого не задев, упал где-то там, под знаком «пересечение с главной дорогой». Никто не обратил внимание, как через дорогу тенью к нему метнулась маленькая круглая собачка типа сарделька.
Ну вот, собственно, и вся история. Мотоцикл, конечно, оказался в угоне, мотоциклист – в больнице, а больше вроде вообще даже никто и не пострадал. А, нет! Шаурма же еще гаишниковая пострадала, точно. Раскатали ее, конечно, колесами по асфальту бездушные владельцы железных коней.
* * *
А в больнице следователь, которого послали допросить по горячим следам этого неудавшегося угонщика чужих мотоциклов, весело говорит дежурному хирургу, который осматривал пострадавшего.
- Ну что, доктор, как там наш клиент, жить будет?
А хмурый доктор, который устал уже за смену от шутников, хмуро отвечает.
- А хрена ли ему сделается?
- Ну как же. – говорит мент. – Как-никак авария. Дэ-Тэ-Пэ, типа.
- Вот чего вы, менты, все время мутные какие, а? – говорит уже как бы даже и зло доктор. – Какая авария? У него всех травм – шишка на лбу. Зато }{опа изодрана в клочья.
- В смысле – «}{опа в клочья»?
- «В смысле }{опа в клочья» - это значит вся }{опа у него покусана. А ты мне тут паришь про ДТП. А больше у него никаких повреждений нету.
- Так что, я могу его прям щас забрать? - удивляется мент.
- Ага. Недели через две. Как ему вакцину от бешенства проколют – так и забирай.
- Дак он еще и бешеный???
- Дурак ты, мент. Иди отсюда, некогда мне. Установишь собаку, принесешь справку от ветеринара – забирай своего аварийного хоть сегодня.
Собаку, конечно, так и не установили.

 

Прислал: eku
24

0 2167 -2|+26