Вот ещё несколько удивительных случаев из жизни одного несчастного человека - Антона. Каждый раз, когда он делился со мной очередной своей жалостливой историей, в которой он выступал жертвой, а его "друзья" - злобными пранкерами, то я спрашивал: "Так почему же ты не пошлёшь их?". На что он искренне недоумевал: "Ну так друзья же!".

История №2. Утренняя роза (от лица Антона).

Это утро было каким-то не таким... То ли свет падал не так, то ли вещи оказались передвинуты... А спустя несколько секунд я вообще обнаружил, что вещей нет. Я не у себя дома на кровати, а, какого-то чёрта, на скамейке перед подъездом! Всё тело покрыто утренней росой и гусиной кожей, рубашка промокла, а штаны... Штанов вообще нет! И какой-то дискомфорт в заднице.

Рядом же скачет словно одержимый какой-то шкет с телефоном и всё орёт. А что орёт?

Да и что за шкет?

Первые несколько секунд после сна мысли путались - в голову лезли совершенно рандомные вещи. Кефир, самолёт, синий банан... А как только до меня дошло, так сразу же я и проснулся! В одно мгновение я осознал весь ужас своего положения!

Что вообще происходит???

- Дядь, ты проснулся? - заржал бесенячий ребёнок, наведя на меня камеру.

Я отмахнулся:

- А ну пшёл отсюда!

Попытался встать, дискомфорт в попе усилился. Шкет отскочил и снова бросился в ржачь.

- Ты цветок то из клумбы достань.

- Пшёл говорю! Я тебе камеру щас в зад суну! - проревел я.

- В свой!!! - тут же схватился тот за живот. - Так там уже занято.

Затем он отскочил подальше - в кусты - и снимал уже оттуда. Я решительно был в состоянии критического недоумения. Я ах###ал! Может мне его вообще ушатать? Задница тем временем засвербила сильнее. Я стал её чесать и тут же одёрнул руку. Из неё что-то торчало!!!

Вот дела!

Я обернулся. Из заднего прохода торчала роза. Уже слегка помятая в стебельке - в том месте, где она соприкасалась с моим анусом. Затем я перевёл взгляд вперёд... Трусов по-прежнему не было. Из-за мороза пенис оказался сжат и скукожен как курага. Он едва дотягивал и до трёх сантиметров. Только в этот момент до меня и дошло...

Всё это время я лежал так. Голый. На улице. С розой в заднице. Хрен знает сколько часов.

А может и вовсе всю ночь!

А что было вчера? Я не помнил... Лишь титанически схватившись за память, за угасающие её крохи, ценой неимоверных страданий удалось вычленить общие картины... ДР друга... Мы пьём... Много пьём... Я пью больше всех... Артурик и Влад всё подливают и подливают, а сами как-то странно переглядываются...

Теперь понятно, как я здесь очутился. Это мои друзья постарались - кто же ещё! Артурик и Влад! Уроды!

Я, прикрывшись рукой, дёрнулся к веселящемуся шкету. Тот, заржав напоследок как табун лошадей, сверкнул вглубь зарослей и исчез... Я же пошёл домой. И потом я долго-долго отогревался под горячим душем. А мысль была лишь одна: "Хоть бы не опозориться на всю страну!". Когда мне на глаза попались мои "верные друзья", то кулаки мои непроизвольно сжались. Лицо налилось кровью, а из горла вырвался рёв:

- Уроды!!!

Затем я бегал за ними и пытался ударить хоть кого-то. А они убегали. А я всё бежал и бежал. А они всё убегали и убегали. И очень сильно ржали.

История № 3. Случай на пляже (от лица Антона).

- Помнишь, как я рассказывал тебе тот случай с бассейном? - спросил Антон. Я кивнул. И он начал рассказ.

Этот случай похожий. Различается он лишь в масштабах. Тогда мне приходилось добираться из центра города до своего дома, а теперь - аж с дальних прерий и лесов. Вот как всё было.

Стоял жаркий летний день. Никому никуда не нужно. Жара такая, что третья кожа слезает - и даже вентилятор в такой ситуации не помощник. И тут Артур предложил:

- А давайте на пляж сгоняем? Искупнёмся, пикник устроим.

Для такой погоды его предложение прозвучало словно горн небесный. Все сразу обрадовались и оживились и разъехались по домам за вещами. Я взял полотенце, плавки, взял пакет, сложил в него хлеба и сыра. А через час меня встретил Артурик на машине.

Ещё через два часа мы были на пляже. Сперва мы съехали с дороги по какой-то протоптанной тропинке и очутились в настоящей сосновой чаще - слева кусты, справа кусты, стволы всюду. Густые кроны загораживают солнце. Красота! На тот момент кабина машины уже напоминала раскалённую до 200 цельсий духовку и подобную тень мы восприняли, как благо. А скоро и сам пляж показался. Вот только...

- Тут людей слишком много, - сказал я.

И правда - всё было забито. Каждый метр квадратный вмещал минимум по две машины. А озеро! Да в него было не протолкнуться! Складывалось такое впечатление, что даже деревья жмутся, чтобы не так тесно было. Пахло хвоей и шашлыком, всюду висели тряпки...

- Где ещё пляжи есть?

- Возле Кустомовского, - вспомнил я.

- Это где водохранилище рядом?

Я кивнул. Артур повернул машину и уже скоро мы снова были в дороге. Через пятнадцать минут из-за пригорка выглянула бетонная конструкция хранилища воды. Людей было много и тут. Мы снова грубо выругались и хотели было сворачивать, как Влад возмутился:

- Да сейчас везде так. Выходные, жара. Мы так весь день проездим. Давайте тут. Тут уже прости сидеть невозможно - мы в кур-гриль превратимся.

Ну а что ещё делать? Да и купаться хочется уже так, как писить после 4 литров пива. Припарковались, выгрузились... И стали купаться.

Что это была за вода! Ты когда-нибудь вставал под душ после дня, проведённого в бетонной парилке? (я кивнул). Вот! А тут - ещё прикольнее! Когда я только залез в воду, то сразу мне представилась картина того, как раскалённый шуруп кидают в охладитель. И ещё шипение с паром такое... В общем, купались мы до самого вечера. Потом стали есть.

- Домой нужно ехать, - сказал Артур, когда оранжевое солнце заварилось над искрящейся водой. К вечеру жара спала. Мы все согласились.

А когда я переодевался на пляжной раздевалке, то другие взяли и уехали. Сначала я натягивал семейники и услышал, как подозрительно знакомо ревёт мотор и скрипят шины о песок. И звук этот подозрительно удаляется. Но затем я пожал плечами и стал надевать рубашку. Мало-ли машин сейчас тут!

А затем я вышел и понял: вот попал!

Друзей нигде не было. Красная фиа нигде не стояла.

Ну неужели они меня бросили?! В душу закрались сомнения. А затем я вспомнил все те их проделки ранее и теперь место сомнения заменил страх. Как же я до дома дойду? Как мне быть? Завтра на работу? Меня и правда вот так бросили за сорок км от дома??? Но может?..

Я обежал весь пляж, но Артуровской красной фиа нигде не было видно. Я стал опрашивать людей, но никто ничего не видел. Лишь один мужик сказал, что заметил, как она уезжала.

- А там чё, друзья твои были? - улыбнулся он. - Киданули тебя?

- Нет, - ответил я. Не хотелось выставлять себя лохом и дурачком перед неизвестными мне людьми, которых я больше никогда и нигде не увижу. По этой же причине я и не попросил никого, чтобы меня отвезли обратно. Вместо этого я, перехватив поудобнее сумку, вышел на всё ещё тёплый асфальт и зашагал. Впереди предстоял долгий путь.

В первое время во мне ещё жила надежда на то, что ребята уехали не далеко. "Да они полюбасу щас сидят где-нибудь метров за пятьсот, притаились и ржут. Да точно!", - думал я. А когда пятьсот метров проходили и никакой красной фиа не было видно, то я думал: "Ну значит подальше отъехали. Ну они же не дураки!".

- Нет, они не дураки, они долбошлёпы!!! - сказал я себе через пять километров. Стало уже совсем темно. Солнце скрылось за горизонтом. Ну как так можно???

Дальнейшее можно рассказать в несколько фраз: "я шёл" и "я проклинал". Проклинал всех. Себя - за доверчивость. За то, что вообще общаюсь с этими уродами. Их - за то, что они такие уроды и бросили меня не пойми где. Когда через двадцать км меня остановил гаишник, то я удивился - я же не водитель! "Куда?", - спросил он. "Туда", - указал в сторону города я. Лишних слов говорить не хотелось. Спортивным человеком я никогда не был и двадцать км для меня уже достижение. А ведь это лишь полпути!

- А почему без машины? - поинтересовался он.

- Пешком люблю ходить, - хмуро ответил я.

Некоторое время этот страж дорожного закона взвешивал в своей голове мои слова, шевеля ртом словно рыба, будто повторяя их в мантре, а затем ответил:

- Лучше прижмись сильнее к обочине. Тут сбить могут.

- Хорошо, - ответил я, - так и сделаю.

И зашагал дальше. Ближе к ночи я был в городе. А ещё через несколько часов - у себя дома. Ноги уже не болели, нет - их я вообще не чувствовал. Их будто отрубили и пришили заново. Пятки же вообще ощущались так, будто сделаны из сплошного шлифованного гранита. Я лёг спать и тут же провалился в сон. И проспал я до полудня другого дня. О работе не могло быть и речи. Я перезвонил шефу и сказал, что не приду, что заболел и мне очень плохо. Тот поверил. Затем я позвонил ржущим друзьям и сказал, что им пи###ец.

 

Автор: IIIOPOX
-102

0 4721 -122|+20