Очень-очень давно мы с приятелями отдыхали "на природе". Ничего особенного от
этой природы нам нужно не было. Просто решили выбраться подальше от города. И
собственно - культурно выпить-закусить с ночевкой под звездами. Порыбачить -
но без фанатизма. Добрались до места.

Небольшая запруда с утками, тихая, чистая, погода как на заказ - чудо!

Расставились-разложились, организовали нехитрый быт -
палаточки-кострище-котелок-донки.
Красота!

Сидим, выпиваем-закусываем, беседуем, ведем себя прилично, уток не пугаем. Благодать!

Вскоре к месту нашего культурного отдыха вышли два мужичка. Сразу видать - опытные
чингачгуки. Снаряжены толково, но легко, идут бодро, шаг верный.
Рюкзачки-ружьишки-штормовки.
Охотники.

Они - можно, мол, перекурим тут слегка? Мы - конечно, милости просим, не угодно
ли присоединиться? Те переглянулись, согласились на "по пятьдесят - нам еще идти",
от предложения оттрапезничать с достоинством отказались. Ладно. После "по пятьдесят
- нам еще идти" - встали, отряхнулись и... Нет, спросили, а вы, мужики, просто
так - отдыхаете - или как?

- Или как! - заявляет один из нас, в котором было уже "триста пятьдесят", -
мы на утку.

Чингачгуки верным глазом оглядели лагерь, в котором абсолютно ничего не могло
даже скользко намекнуть об охоте. И вопросительно уставились на нас.

- На силок что ли? Или как?

- Или как! - заявляет тот в котором триста пятьдесят.

- ? - спрашивают чингачгуки одними глазами и усаживаются обратно, являя собой
один сплошной интерес.

Ситуация отрисовалась сложная. Морочить голову серьезным людям - некрасиво.
А серьезным людям с ружьями еще и рискованно. Тот В Котором

Триста Пятьдесят замешкался на полсекунды - и пошла импровизация.

- Чайником! Не пробовали?

Видимо он пытался загнуть линию беседы в сторону шутки. Чингачгуки не оценили
и уставились на него как-то неоднозначно. К слову - за все время, что провели
у нас, они ни разу не улыбнулись.

Триста Пятьдесят начал приходить из замешательства в отчаяние. Когда пришел
- выкрикнул:

- Счас! - и удрал в палатку. Вернулся с чайником. Подошел к берегу. В это время
мы попытались сделать чингачгукам еще по пятьдесят. Получилось.

Суровые лица смягчились.

Триста Пятьдесят подошел к берегу. Помните, я говорил, там утки. Триста

Пятьдесят примерился, сделал какой-то фантастический изящный замах с доворотом
и метнул чайник в гущу уточьей компании, благо лететь ему было метров 15. Компания
шуганулась и мигом снялась с места. Триста Пятьдесят повернулся к нам и уже начал
исполнять на лице выражение "не вышло чего-то". Но один из чингачгуков, внимательно
наблюдавший за происходящим, исполнил танец "х.яссе! " с соответствующей мимикой,
откатал свои бродни и попер к запруде. Там пораженная чайником утка боролась
за своё будущее и пыталась освободиться от чайника, который:

- видимо подбил-таки её летную механизацию;

- наделся на нее ручкой;

- наполнился водой и тянул в пучину.

Второй чингачгук также станцевал "х.яссе" и одобрительно оглядел нас.

Триста Пятьдесят мигом поднялся до Пятисот и принялся было развивать успех,
заявляя, что он крышку на чайник забыл в спешке надеть. С крышкой можно было
сразу парочку подбить. Его быстро, на всякий случай доделали до Семисот и он
уснул.

В итоге никто из нас не потерял лица, а чингачгуки расширили познания в области
охоты. За такое дело они благосклонно приняли еще дважды по пятьдесят, откланялись
и двинули по своим делам. Утка, кстати, после осмотра (повреждений обнаружено
не было, за что слава Богу) была отпущена с извинениями.

 

Прислал: eku
45

0 4215 -1|+46