У моих друзей дома живет попугай жако, красивая белая птица с желтеньким хохолком.
Большой, сытый, основательный. Считается, что попугай именно этой породы должен уметь и любить разговаривать, но ничего, кроме собственного имени, да и то невнятно, из него выжать не получается. А во всем остальном - подвижный, добродушный попугай.
А еще у моих друзей дома имеется старенький дедушка. Дедушка всю жизнь проработал охранником, то есть ВОХРой, а сейчас ничем особенным не занят. Примерно раз в неделю он наведывается в гости к своему земляку, откуда возвращается поздно, причем очень хорошо поддатый и возбужденный "разговорами за жизнь".
Возвращение дедушки из гостей трудно не заметить: еще в подъезде (а там звук гулкий) с первого этажа слышится: "Я, бл%дь, того... ты, твою! Какого? Нутыб*я! (это дедушка так сам с собой разговаривает). Когда его впускают в дом, он немного еще, бывает, пошумит.
Но вскоре дедушка устает материться, и его успокаивают, раздевают, отводят спать.
Засыпая, он еще немного бормочет невнятно: "С-с*ки.. с*ки-с*ки-с*ки-и... в каструли.... срать..... будете......х-***ссее.....".
Попугай на дедушкины маты никак не реагировал, видимого внимания не обращал.
Но вот однажды ночью весь дом был разбужен громкими попугаичьими воплями из клетки: "ПИ**ЕЦ! ДА Я УПАЛ Н*Х! Е**УЛСЯ! ЛОМАТЬ НАДВОЕ! БЕЗ ЗАМАХУ! Х**СЕ!"
Причем дедушкины интонации попугай воспроизводил в точности.
Что же оказалось? Попугай, задремывая, топтался на своей жердочке в клетке, ну эта жердочка переломилась и полусонный попугай свалился. Ну, и сказал все, что полагается говорить в таких случаях.

 

Прислал: eku
43

0 97 0|+43