Была у меня пора в жизни, когда я регулярно рылся в юзаном дамском белье. Вовсе не истекая слюнями счастья, а только по служебной надобности. Занимался я о ту пору торговлей американскими запчастями; запчасти мне возили в чемоданах стюардессы графа Шереметева, а поскольку негоция сия начальством вовсе не поощрялась, то таскали они железяки, маскируя их кружевами и тонким шелком. Поскольку от частой смены часовых поясов в голове женщины накапливается тормозная жидкость - дерибанить их кофры приходилось совместными усилиями. А то - половину не найдут в своем же чемодане. Так что не раз приходилось выволакивать желанный рычаг, игриво задрапированный чем-то розовым, невесомым и струящимся.

Некий сюр в этом присутствовал… Боря-архитектор выл в углу, когда застал очередь стюардесс в кабинет, и меня, обвешанного бюстгальтерами по уши и выдающего бабло очередной маркитантке.

Кстати, ни до, ни после, такого качества работы по заказу мне встречать не доводилось.

Заказ уходил днем, вечером грузился в Джи Фи Кей и рано утром был в Москве. Народ офигевал с такой оперативности. Некоторые выдающиеся деятели из авиаотряда умудрялись и двигатели привозить таким макаром. В Шарике тогда власти передрались между собой . Каждая ветвь и опора государства хотела единолично наводить порядок в этом логове воров и контрабандистов. Но чья рука железней и метла пушистей- было непонятно. Об том и шел жаркий спор: менты сажали таможню, таможня стучала ФСБ, ФСБ гоняло ментов, которые часто пугали синицу, которая много ворует пшеницу… В общем, в доме, который построил Джек, было тогда оживленно. Чем мы и пользовались, пока с бар шерсть клочьями летела. За два года там три смены таможни удобно разместили на нары, а при таких делах... ну, не до государственных интересов, сами понимаете. Мытари более были озабочены делами насущными. Ну, там: сушкой сухарей, вязкой теплых носков, освоением понятий и поиском адвокатов поречистей...

Среди местного служилого сброда я пользовался некой аурой КГБ-шного ставленника.

Знакомство мое с рыцарями плаща и кинжала произошло в привычных для них и волнующих для меня обстоятельствах. Нелегкая дернула поддаться на уговоры и поехать встречать груз самому.

Иду с стюардессой, та катит рядом чумодан… А дальше, как всегда:"Стоять, лежать, бояться!" Все - с помпой, соответствующим месту антуражем… Впечатляет. Пригласили в гости. Дааа… вот давно к вам собирался, а тут вы сами не побрезговали… радость-то какая…

По дороге - неожиданно:

- Ты бы даме-то помог чемодан донести.

- Пальчиков моих на ручке не хватает?

- Чо - умный?

- Умные сами ходят. А не на веревке ведут.

- Гы!..

На двери без вывески было написано: "Прием граждан с 10 до 17".

Я порылся в памяти и поинтересовался: "А выдача когда?"

Как ни странно, вместо оплеухи раздался жизнерадостный хохот…

Стюардесса рядом заливалась горючими слезами. Чем мешала думать. Помпа, с которой нас брали, как-то не соответствовала мелкотравчатости наших преступлений. Клопов танками не давят… Хотя, черт их знает,они тут такую вкуснятину поделить не могут, что любое лыко может оказаться в строку... Или: эта дура, по жадности, прихватила что-то совсем интересное?…

Далее произошла какая-то мистика, ибо группа ФСБ не нашла в чемодане запретных запчастей!(Как- ума не приложу: может быть, им в падлу было труселя ворошить? Не ведаю, не знаю, и сие есть загадка для меня и по сю пору). Но! нарыли спертый с борта кефир и злобно восторжествовали. Я даже поначалу-то подумал, что "кефир"- это эвфемизм, заменитель неблагозвучного кокос или герыч, или еще какой пакости в речи профессионалов. Но, нет: речь шла именно об обыкновенном кефире. Причем, только за кефирную бутылку воришку, судя по ее истошным завываниям, могли погнать с работы. А с учетом, из какой конторы прикатила б на нее телега - летела бы девочка из своего авиаотряда впереди собственного визга...

Минут пять я гонял информацию по извилинам. Наконец, прорвало:

-Офицер!

-Ы?

-Вопрос у меня.

-У?

-А я тут кем по делу прохожу? Соучастником по делу о краже бутылки кефира? В составе группы лиц по предварительному сговору? С использованием технических средств (чумадана)? Чистосердечное признание куда писать, сопли размазывая? Все: теперь мой дом-турма навеки?

-Ну… это...

-Я пошел?

-Вали.

Брошенка в беде, подельница, завыла в полный голос.

-Еще вопрос можно?

-Ну?

-Тебе не стыдно?

-В смысле?

-В смысле бабу несчастную за бутылку кефира кошмарить? Ну, напишешь ты телегу - ее с работы выпрут: дети голодные, сама в рванине на панели, жизнь поломатая. -(Стюардесса заревела вепрем).- И - для чего? Чтобы рапортом наверх начальство потешить: мол , "в результате блестящей оперативной комбинации сотрудниками УФСБ была предотвращена дьявольская по своей изощренности попытка кражи бутылки кефира с борта самолета"? Уверен, что медаль дадут? А если шефу предварительно жена не даст? Причем, чужая ( что еще обидней)? Не боишься, что зарычит он, и потом тебе же эта бутылка аукнется? Мол, черти чем занимаются, поставили олухов наркотрафик ловить, шпиенов щемить, а они там кефиру перепились и - не ну, не тпру? Или думаешь, по управлению, весть о беспримерном героизме пролетит? ... И будешь ты потом с погонялом "Кефирный" всю оставшуюся до пенсии службу тянуть. Надо оно тебе? Ты мужик вообще? Нашел с кем воевать. Повторюсь: тебе не стыдно?

-Так. Забрал эту сопливую и - вали отсюда.

-Спасибо.

-Не за что. Ты прав. Служба собачья, иногда сам себе диву даешься.

-До свидания.

-Ты бы еще сказал: "До скорой встречи!" Свободен.

На свободе стюардесса извазюкала мне морду остатками косметики и в приказном порядке поволокла к себе лечить мною стресс.

В результате, в авиаотряде я получил звание "защитника всех сирых и убогих", за что меня непрерывно холили и лелеяли (холка и лелейка отросли от жизни такой до совершенного неприличия).

Шпионоловы мне благоволили; время от времени, мы трепались за жизнь и пили вместе кофе; остальные службы перестали меня замечать принципиально. То есть, я мог невозбранно шляться по всему аэропорту, совершенно не разбирая ни полос, ни дорог...

И только по работе меня постоянно мучила жаба. Дело в том, что в 90х елабужский завод осчастливил покупателей отверточной сборкой джипа Шеви Блейзер. "Еблейзер" это звали.Народ радостно похватал говна недорого, а потом выяснилось, что запчастей на него нет. То есть, вообще - нет. То есть: совсем! С американского Блейзера туда не лезло ничего: это была какая-то бразильская модель. Тормозной диск, к примеру, ехал из страны попугаев три месяца и стоил на выходе долларов 400. Стало понятно, на чьи деньги эти суки там пляшут. Толпы страждущих шлялись из магазина в магазин, от унижения к унижению, от отказа до отлупа. Елабуга хранила гордое презрительное молчание, ей и самой было интересно, что придумают смышленые туземцы.

Листая как-то на досуге Митчелл (это такой талмуд(ы), весом с раздатку от Тахи, в нескольких томах, гдет вкратце, но с рисунками, описано все, на чем ездит Америка), я наткнулся на нечто-то очень смахивающее на еблейзер. Только в варианте пикап. Двигла тоже совпадали (2.2 и 4.3). Звалось сие изобретение Изудзу Хомбре, если мне память не изменяет. Хомбре -это дружбан по-испански, если кто, как и я, этого не знает. Кстати, про названия. Известная история, когда Митсубиши потеряла весь испаноязычный рынок, назвав сдуру свой внедорожник Паджерой. (Похероу - звучит это по-испански и в переводе означает "яростный, неутомимый онанист"). Спохватившись, они даже пытались переименовать в Монтеро, но куда там…

Я понимаю испанцев. Тоже не рискнул бы рассекать по нашему табуированному отечеству на OPEL OPEZDOL, или TOYOTA VAFLER, к примеру. Хоть, какими бы они ни были бы распрекрасными. "Как вы яхту назовете...". Шкода, тоже к слову сказать, на русском звучит не особо (Боря некоторое время мучился со Шкодой Фелиция и окрестил ее тогда Фольсваген-Курва...

Но я опять сбился с курса.

Так вот, заказал я морду, подвеску трансмиссию и двигло. Сравнил: тютелька в тютельку. Привез контейнер, оборвал все бирки и дал мааааалюсенькое обьявление в "Из лап в лапы". В первый день мне вырвали дверь в магазине. Железную.С кусками бетона на выкрученной арматуре. Очередь стояла на пол улицы. Пришлось нанять ментов для поддержания порядка и обуздание мордобития.

Потихоньку, весть, что тайна раскрыта, пронеслась по коллегам. Коллеги дружно запросились в гости, гостевая, шарили глазами по полкам в безуспешном поиске коробок (по номеру машину определить раз плюнуть) и вели здушевные беседы в тему "люди-братья, бабы- сестры". Типа, скажи, что везешь - и тебе воздастся. Склоняли к измене персонал, но мои золотые парни не сказали им ни слова, несмотря на щедрость посулов(до 10000$). Потому, что не знали сами.

В конце концов, я сдался сам, назвав донора как "ХОНДА ПЕНДЕХА". Пендеха (если кто, как и я, не знает испанского), это - пассивный мужелож.

"И понеслись тут телеграааамы…родных и близких извеееестить…Что сын ваш боллооольше не вернеееется и не приедет погостить…". То есть: срочно мне вынь да положь, пиндос вонючий, запчасти на Хонду Педераст! итить твою мать, душа, прям, по ним истосковалась.

... Догадываюсь, чем ответили поставщики.

Некоторые храбрые коллеги принялись названивать мне, обвиняя в инсайдерской торговле, скотоложестве и расчленении малолетних. Я неизменно доброжелательно заповедовал им жить собственными мозгами.А не пытаться - чужими; сетовал на укоренившуюся со школы привычку списывать. Ну, и глумился всякими другими гнусными методами. Двое самых мужественных приезжали даже морду бить. Пришлось устроить показательную расправу, дабы остальных отвадить.

Вот так мы тогда жили…

Сейчас тоскую иногда по тем временам… Но так… лениво. Вернуться, даже гипотетически, не тянет абсолютно.

Спасибо за внимание.

 

Прислал: eku
13

0 928 -7|+20