У Оксаны муж славный малый, не только потому, что часто ездит в командировки, но ещё и потому, что подолгу в них задерживается. А однажды Славный малый в командировку не поехал.

Я, как всегда ночью в четверг полез к Оксане домой по заранее приставленной лестнице, вошёл в квартиру через незапертую балконную дверь и, оказавшись в зале выразительно прокашлялся.

Из спальни на цыпочках выбежала перепуганная Оксана.

- Ты что тут делаешь, муж дома! - прошептала она.

Сердце моё замерло и я, непроизвольно попятился назад, но, в потёмках не заметил спящего на коврике кота и наступил ему на хвост. Кот издал страшный звук! А я, этот звук повторил, когда он быстро прыгнул мне на грудь и лапой разодрал лицо.

Отскочив в сторону, я ударился коленом обо что-то очень твёрдое. От невыносимой боли потемнело в глазах.

Глядя на Оксану, я виновато развёл руками. Её мерцающий, в лунном свете силуэт теперь напоминал фигуру палача. Долго разглядывать друг друга нам не пришлось. Услышав из спальни недовольный голос и шуршание тапочек, стало ясно, что любовное свидание закончено! И мы поспешили на балкон, где нас встретило холодное ночное небо, тусклый свет полной луны тревожно прерывался бегущими размытыми тучами.

Я стал тихо прикрывать дверь балкона, но сквозняк её дёрнул, и дверь ударила мне по пальцам, да так жестоко, что у меня выступили слёзы. Фарфоровый профиль Оксаны не выражал сочувствия.

Дотянувшись до лестницы, я посмотрел вниз. Там, в глубине кустарников кто-то крупный враждебно рычал. Этого ещё не хватало. Значит, придётся ползти наверх на выступающий карниз.

Повернувшись, я хотел было поцеловать Оксану, но её ледяной взгляд мгновенно погасил последнюю искру романтики в моём сердце. Взявшись распухшими пальцами за лестницу, я полез в неизвестность.

От прошедшего дождя лестница была скрипучей и скользкой. Когда я почти поднялся наверх одна из жердей треснув, провалилась под моим ботинком, и я шумно брякнулся обратно на балкон к ногам Оксаны, а лестница, отделившись от стены, упала на цветочную клумбу, тоже наделав немало шуму.

Вместо того, чтобы поднять брови, изобразив на лице испуг, Оксана еле слышно прошипела:

- Исчезни уже!

Шаги её мужа приближались к балкону. Медлить нельзя. Кряхтя, от последствий неудачного возврата на балкон и прочих невзгод, я перевалился через балконные перила и повис на руках.

Муж вышел на балкон. Было слышно, как они о чём-то беседуют...

"Только не задерживайтесь, идите спать, пожалейте мои руки". Мысленно их уговаривал я, как вдруг услышал щелчок зажигалки.

"О, нет, только не это! Только не закуривай"!

Спустя минуту мои пальцы не выдержали непривычной нагрузки, и я обречённо рухнул вниз.

Грохот от моего падения был такой силы, что свет загорелся почти в каждом окне этого дома, к тому же сработала сигнализация у машины, на крышу которой я приземлился.

А когда из кустов раздался яростный лай того, кто меня ждал внизу, то где-то глубоко в душе, родился философский вопрос:

"А, не пора ли остепениться, создать свою семью, начать ездить в командировки"?

 

Автор: Solo Spiritus
-94

5 11307 -224|+130