Двери, в наглухо застрявшем лифте, открылись неохотно и скрепя, как гробница фараона.

Два мужика, одетых в технические комбинезоны с эмблемой коммунального хозяйства, с интересом уставились на меня, как на пришельца из космоса.

В одном штиблете, порванной в клочья рубашке, с разбитой, опухшей губой, и лиловым синяком под каждым глазом, я предстал перед моими «спасителями».

– Застрял? – Задал глупый вопрос молодой лифтёр.

– Что случилось? – Спросил лифтёр постарше, разглядывая мой штиблет, лежащий на площадке перед лифтом.

– Без сто грамм не разберешься. Готов проставиться за спасение, Вы как?

- Мы всегда «ЗА»! – Хором ответили «спасатели»….

Стол на троих, накрыли в уютной беседке соседнего двора. Без всяких излишеств, скромно, по спартанским правилам: Две водки, три пива, селёдка и целая буханка хлеба.

Познакомились. Старший – Василий Иванович. Молодой - Пётр Петрович. Смешно!

Выпили за знакомство. Налили за спасение. Василий Иванович произнёс тост:

«Наша работа, трудна и опасна, людям на помощь приходим всегда. И пусть говорят: «…не престижно и грязно…», а мы выполняем свой долг до конца!» Выпьем, за твоё спасение!

Выпили….

Водочка, приятным теплом прокатилась по телу, мозг стал умным, душа расправила крылья, язык получил долгожданную свободу….

- Ну, а теперь рассказывай, что с тобой случилось? – Попросил Василий Иванович.

Обстановка располагала к доверительной беседе, спешить было некуда, и я решил рассказать честно, всё как было:

- Во всём виновата тёща! – Начал я своё повествование с самого главного.

Сколько крови моей выпила – не измерить, много, очень много!

Туда - не ходи, сюда – не ходи. То – не пей, это – не пей. Короче, пилила пилой дружба, на пару с женой – одним словом, сговор! Всю радость жизни, под корень рубили. Сплошной кошмар….

И вдруг, тёща, ногу сломала. Как говорят: «… Не было бы счастья, да несчастье помогло!» Женщина крупная, руки слабые. Передвигаться на костылях не может. Пришлось носить её на себе!

Ну, думаю, дожился. Мало было, ежедневно пилить, теперь ещё и оседлала как жеребчика!

Но нет, всё вдруг, резко поменялось. Тёща меня постоянно хвалила, защищала и подкармливала, отдавая всё самое вкусное только мне. А когда подарил ей, на день рождения, золотую цепочку, обняла, расцеловала, и на радостях расплакалась.

– О, смотрите, тещу на цепь посадил! – Шутили родные.

Отношения наши поменялись коренным образом. Мы стали понимать друг друга с полуслова.

Между нами не стало отказов и возражений.

Это тёща, меня попросила привезти с гаража пустые банки, для закатки.

Было лень подниматься домой, на третий этаж, за ключами от гаража. Позвал дочку, попросил скинуть ключи с балкона:

- Лови! – Крикнула она.

Но было поздно, слишком поздно. Подняв голову, правым глазом «поймал» ключи!

БЗДЫНЬ! – Искры с глаз, жуткая боль, тошнота….

– Ой, папуля, извини, я не хотела. Больно?

Ответить не смог – мычал. Мычал минут пять.

Дочка, почувствовав мой ответ телепатически, спряталась за дверью балкона.

Успокоился в машине. Разглядывая опухший, посиневший глаз, радовался, что не ослеп.

Загрузив в гараже, шесть больших пакетов с пустыми банками, подъехал к тёщиному дому.

Моя тёща, живет на девятом этаже в доме, где два бесстрашных и мужественных профессионала, спасли меня от коварного заточения в застрявшем лифте.

Предлагаю тост:

- За мужество и героизм бесстрашных парней, подаривших мне свободу!

Выпили. Закусили.

Василий Иванович усмехнулся, и сказал:

- Ты братец, не тяни, по существу, по существу рассказывай, правду и только правду, как на духу.

– Правду хотите? Ну, тогда слушайте, и не вздумайте меня осуждать:

С двумя пакетами пустых банок, подался к лифту. А лифт – не работает!

Слышу шум и крики людей застрявших в лифте. Поднимаюсь по лестнице, так и есть – лифт застрял между четвёртым и пятым этажами. Люди шумят, стучат, зовут лифтёров на помощь. Не знаю, какая «муха» меня укусила, толи от жары, толи от удара ключами, мой мозг отказался работать, а внутренний голос, коварно предложил пошутить:

- Эй, кто тут лифтёра вызывал?! – Крикнул я, ударив ногой по двери лифта.

– Мы!!! Мы!!! Мы вызывали! – Хором ответили голоса из застрявшего лифта.

- Что случилось?!

- Что, что! Застряли мы, в этом гребанем лифте, вот что! Открывай немедленно!

- Не могу, у меня обед. – Сказал я, продолжая, подъем по лестнице.

Лифт, словно огромный динамик, ожил и затрясся от мощных ударов, и гневных криков в мой адрес:

- «… Ах, ты су…! Ах, ты ху…! Да мы тебя вы…! Штопаный ган…! Зубы выбьем! Ты у нас наобедаешься!»

Передав банки тёще, возвращаюсь, спускаясь по лестнице. Шум в лифте, начинает стихать.

Решаю подкинуть дров в затухающий «костёр страстей»:

- Эй, перестаньте шуметь, обедать мешаете! – Кричу, ударив ногой по двери лифта.

- «… Ах, ты су…! Ах, ты ху…! Да мы тебя вы…!» - Звучит из «лифта-динамика» с удвоенной силой. Спускаюсь к машине, беру банки, поднимаюсь по лестнице. Возле застрявшего лифта, начинаю громко петь, слегка переделанный, ментовский гимн:

«… Наша служба и опасна и трудна, … Если кто-то, тихо жить не может!..»

Из лифта, доносится злобное мужское мычание, и женский, визгливый, отборный мат.

– Сидите тихо, иначе милицию вызову! – Пригрозил я.

В лифте наступила тишина.

Передав банки, возвращаюсь. В лифте о чём-то спорят. Слышен звон бутылок и возмущенный женский голос:

- Не надо пить…! Не сейчас!

– Да пошла ты…!

Останавливаюсь передохнуть и пытаюсь наладить контакт с узниками лифта:

- Распивать спиртные напитки, на территории ЖКХ, категорически запрещено. Вам это известно?

- Да пошёл ты…!

– Сам пошёл. Ментов вызову, посмотрим, кто куда пойдёт.

– Ладно, мужик, прости, погорячился.

– Сколько Вас в лифте?

– Двое.

– Нет, нас четверо. Две девочки и два мальчика. – Произносит писклявый женский голос.

– Как зовут?

– Мужик, ты чё, прикалываешься?

– Меня зовут Аня, подругу – Таня, мальчиков – Толя и Коля. – Произносит писклявым голосом Аня. – А куда вы ехали Аня?

– В гости к Боре, он живёт на восьмом этаже. – Ответила Аня.

– Заткнись дурра! Этот лифтёр, зажрался, он просто прикалывается над нами, гегемон грёбаный. Открывай лифт козел! – Грозно прокричала Таня.

– За козла ответишь. Кобыла! – Огрызнулся я, и отправился к машине, за последней партией банок.

Третий подъем, давался нелегко. Пришлось отдыхать у застрявшего лифта.

Таня и Аня, о чем-то спорили. Толя и Коля, пили за здоровье:

- За твоё здоровье Толян!

– И за твоё, Колян!

- Хорошо сидите ребятки! А я уж и двери хотел открывать. – Произнёс я.

– Спасите! – Тоненько пропищала Аня.

– Открывай козлина! Немедленно открывай! – Потребовала Таня.

– Ну, погоди, выберемся, затопчем как мамонта! – УгрожалТоля или Коля.

– Ну, ну, посмотрим, как Вы без меня выберетесь. – Ответил я, и продолжил, подъем, на девятый этаж.

Благодарная, гостеприимная тёща, угостила блинчиками с вареньем. Пили чай. Обсуждали разбитый глаз. О застрявшем лифте, забыл.

Спускаясь по лестнице, вспомнил всё, вспомнил, столкнувшись, нос к носу, с бывшими узниками, застрявшего лифта:

Два крепких, здоровенных парня. Очевидно – Толян и Колян. Вытаскивали из лифта, маленькую, хрупкую, заплаканную блондинку. Ясно, угадать легко, это – Аня.

В проёме открытых дверей лифта, поставленных на деревянную распорку, выглядывала, сверкая чёрными глазами, жгучая брюнетка – Таня.

– Мужик, ты здесь живёшь? – Спросил Толян или Колян.

– УГУ! – Мычу я, боясь выдать себя голосом.

– А лифтёра не видел? – Спрашивает Колян или Толян.

– НЕА! – Отвечаю, шифруясь, и прохожу по площадке мимо открытых дверей лифта.

И вдруг, неожиданно, словно дикая кошка, брюнетка выпрыгивает из лифта, крепко хватая меня за ногу, и диким голосом орет:

- Это лифтёр, я его по штиблетам узнала. Бейте его мальчики. Мочите козла!

– Отцепись, отвянь змеюка! – Требую я, пытаясь высвободить ногу и убежать.

Толян или Колян, желая меня ударить, замысловато размахиваясь ногой, случайно задевает и сбивает на лестничный пролёт Аню.

Аня кубарем катится по лестнице и визжит:

- И-и-и-и-и!!!

- А-а-а-а-а!!! – Кричу я от боли. – Таня вцепилась зубами в мою ногу.

– У-х-х-х-х!!! – Громко выдыхает Колян или Толян, и бьёт меня кулаком в левый глаз.

– И-я-я-я-я!!! – Кричит Толян или Колян, нанося сокрушительный удар ногой в мою грудь.

От мощного удара ногой, я влетел в лифт, выбив деревянную распорку в дверях.

Б-А-Ц! – Двери лифта захлопнулись. Я – внутри. Они – снаружи. Мы поменялись местами. Странно, но такой финал, обрадовал ВСЕХ!!!

- Вотэто история, Шекспир – отдыхает! - Восхищенно сказал захмелевший Василий Иванович.

- Да, тебя надо наградить, и объявить почетным лифтёром! – С этими словами, Петька одел на меня, свою рабочую куртку, и крепко пожал руку.

Обнялись, расцеловались, поклялись в вечной дружбе, и разошлись.

Покачиваясь и прихрамывая, я ковылял домой, а на спине моей, красовалась надпись:

Л И Ф Т Ё Р.

 

Автор: Леонид Третьяков
19

4 2748 -19|+38