Вот по просеке идет мальчик. Он беззаботен, весело улыбается веснушчатым
лицом и демонстрируя полное отсутствие слуха напевает какую-то песенку.
Глядя на эту детскую беззаботность невольно вспоминается собственное
детство, да и как его не вспомнить, если этот пацан - я.

А буквально за два дня до прогулки по просеке я закончил читать книгу
про индейцев. Оооо! Какие это были благородные и краснорожие люди! Они
скакали на лошадях, стреляли из луков, кидали томагавки и бумеранги. В
общем как могли защищали свою честь и честь девушек своего племени от
назойливых посягательств белокожих.

По окончании прочтения, я еще находясь в мечтательном состоянии сделал
себе лук, но как-то с ним не сложилось. ТО ли лук не получился, то ли
стрелы были кривые, уже не помню. Следующая очередь была за томагавком.
Его роль блестяще исполнит туристический топорик, но ровно до того
момента, когда матушка узрела свой пододеяльник натянутый на заборе, в
который я самозабвенно метал топор. После этого, воинствующая
бледнолицая пообещала отважному индейцу неподъемных пилюлей и унесла
пододеяльник зашивать.

Оставался бумеранг. Без вариантов. К счастью, в книге хоть и не было
чертежей, но описание было настолько подробным, что я не колеблясь
приступил к воплощению мечты индейского оружейника. Тем более, как
специально, на даче завалялась кривая коряжка, как раз нужной формы.

Целый день я фонтанировал древесной стружкой и наконец, к вечеру из под
золотых рук мастерового вышел бумеранг.

Все было сделано точно по описанию, в том числе и лопасти винтом.
Единственное, о чем в книге не было сказано, это про его размеры. Но
прикинув детским умом, что индейцы люди серьезные, и мелочами заниматься
не будут, выстругал изделие соответственно своему представлению.
Возможно Чингачгук и крутанулся пару раз в своем склепе, но меня уже
ничего не смущало. И даже то, что батя увидев какую буратину я сваял,
нервно икнул, как-то меня не смутило. Ибо я обладал настоящим
бумерангом!

Первое испытание было решено провести на поляне.

Пока я пер этот гигантский вентилятор до места пуска, то умудрился
уронить его на лапу соседской огромной собаченции, которая подбежала ко
мне с какими-то явно нехорошими мыслями. Серьезная животная, которой и
перечить-то никто не смел, взвизгнула, глянула на меня с ужасом и
нырнула обратно под забор. Я еще тогда заподозрил некоторую авантюрность
предприятия, но…

…Взявшись обеими руками за край винтообразной деревяшки и ухнув от
натуги, я попытался запустить ее в сторону предполагаемого противника. То
ли противник был далече, то ли детские пальцы сильно слабы, но бумеранг
почему-то не полетел. А даже совсем наоборот, упал вертикально вниз.

Фигня задача. Покрепче ухватившись за непослушную древесину, я сделал два
оборота вокруг своей оси и, крякнув, запустил изувеченное дерево вдаль.
Странное дело, вроде как бумеранги должны возвращаться, рассуждал я,
разыскивай свой шедевр в высокой траве.

Наконец я его нашел, а заодно сделал вывод, что кидать надо сильнее,
выше и так далее.

Привычно сделав два оборота вокруг себя, я разжал пальцы и с
удовольствием увидел взмывшую ввысь свою каракатицу.

- Фима! Фимочка! Ты где? Где ты мой маленький!
Навстречу мне по поляне шла какая-то тетка, пристально смотрела в траву
и даже изредка ее шевелила носком туфельки.

Тетка была красивая, одета сильно модно, и вся такая манерная-манерная.
Сейчас таких называют – гламурные. На руках были белые кружевные
перчатки, которые она периодически брезгливо отряхивала.

- Фимочка, ну где же ты мой маленький?

Я еще подумал, ребенка, что ли потеряла. Так какого фига ты его в траве
ищешь? Мальчик-с-пальчик, что ли?

И тут я заменил некоторую настороженность в обстановке. Почему-то
замолчали птицы и даже кузнечики и те заткнулись.

Почему все насторожились, я понял довольно быстро. Можно сказать, сразу.
Мое нехитрое изделие летело прямо на красивую тетю. А красивая тетя,
ничего не видя, все шевелила высокую траву и искала своего
мальчика-с-пальчика.

- А мне ведь писец – почему-то мелькнула мысль.- Угроблю тетку, будет
неприятно.

В том, что ее угроблю, я почему-то ни капли не сомневался. Ибо получить
с налету в бубен таким вот дельтапланом, это не то, что нежную тетку,
тут и самца гориллы запросто можно разума лишить.

Но судьба была благосклонна ко мне. Или к ней. Тут уж совсем непонятно.

Это я так долго рассказываю, ибо заново переживаю сию романтическую
историю. На самом деле все заняло совсем мало времени.

- Ну где же ты, противный Фимочка? Покажись…

В этот момент жестокий инструмент – бумеранг, лениво вращая своими
чудовищными лопастями с отвратительным чваком врезался в землю в метрах
пяти от красивой тети.

И буквально в ту же секунду, разрезая летнее марево истеричным визгом, из
травы взмыл, получивший в жопу деревянным пропеллером, как я сейчас
понимаю, долгожданный Фима.

Фима оказался совсем не мальчик-с-пальчик, а скорее песик-с-носик. В
летящем и похабно визжащем существе с трудом угадывалась достойное племя
собачьих. Скорее оно напоминало облезлого, старого хомяка, который
сослепу сел на ежика.

- Фимочка! – взвизгнула красивая тетя, и ее визг гармонично слился с
визгом воспарившего Фимы. А Фима летел и причитал, летел и причитал. Я
как-то автоматически отметил, что летит он хоть и гораздо ниже моего
бумеранга, но бесспорно красивее. Еще подумал, что следующий раз надо
будет к лопастям свисток привязать, чтобы так же летело и свистело.

… Все-таки крайне неудобно гнаться за мальчишкой на каблуках и со
свистящей собачкой под мышкой. Фима уже израсходовал весь отпущенный ему
создателем визг, и теперь открыв маленькую пасть, просто свистел на
одной ноте, зажатый подмышкой и выпучив мне в спину свои два огромных
глаза.

Вернувшись через час, я нашел на поляне свой бумеранг. Точнее то, что
раньше называлось бумерангом. Красивая тетя, не догнав меня, вернулась на
поляну и долго мстила суровому оружию справедливых индейцев, превратив
бумеранг в две потрепанные лопасти от карлсона-неудачника

 

Прислал: eku
50

0 5111 -6|+56