Было мне лет 12 и пела я в детском хоре. Как-то раз году эдак в 80-м этот хор поехал на гастроли во Францию на "львовском" автобусе (уже смешно). И вот проездом через Варшаву в 6 часов утра автобус на каком-то перекрестке ломается, всех детей - человек 30 - выгружают на улицу под мелко-мелко моросящий дождь и автобус уезжает чиниться в неизвестном направлении со всеми вещами. Ранняя осень, сумерки, холодно, однако, и писать очень хочется. Все, кому ну очень надо было, пристроились у какого-то бетонного забора. А кто мог терпеть - пошли исследовать этот забор. Долго шли вдоль, наконец он кончился, показалась калитка, заходим внутрь - КЛАДБИЩЕ!!! Настоящее, готическое, как в фильмах ужасов, с поднимающимися от склепов испарениями... Дальше - интереснее. На улице стоять холодно, когда автобус вернется, никто не знает. Что делать? Всем детским хором пошли в единственное открытое в такую рань длинное одноэтажное здание рядом с забором. На входе два коридора: направо пустой со стульями, налево железная дверь с решеткой и часовой. И как-то он так недоуменно-недобро на нас поглядывает. Пошли в пустой коридор, сели вдоль стеночек, сидим, осматриваемся. На стеночках много разноцветных интересных плакатов понавешано, да на них по-ненашенскому написано, да зеленые бутылки какие-то нарисованы, ух ты!!! В 7 утра в коридор заходит человек в белом халате, при виде 30 чел. детей у него глаза лезут на лоб и он начинает что-то быстро спрашивать по-польски. Понимает, что перед ним русские и переходит на чистейший русский язык (о, советкое прошлое!): "А ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ В ВЫТРЕЗВИТЕЛЕ???" Занавес.
P.S. Сидели мы там почти полдня и поляки нас поили чаем с запахом смородины, какого у нас тогда еще в глаза не видывали.

(Рассказал Харикина)

 

Прислал: eku
58

0 60 -2|+60