Извините, что так длинно, но из песни слов не выкинуть.
Приключилось это в 1992 году, период моего обучения на пилота гражданской авиации. По плану, весь наш
факультет (около сотни весьма веселых и находчивых морд) 2,5 года учился в Киеве, а стальные 2,5 года - в
Кировограде. Разумеется, после переезда в Киеве почти у всех остались подружки, не навестить которых было бы
просто преступно. Ну, и примерно раз в две недели мы старались в стольном городе на выходные отмечаться. До
Киева добирались как принято у нас - все летчики братья (за исключением некоторых потерянных личностей),
поэтому экипажу пару пузырьков (им радость и нам приятно), а мы либо в салоне, либо в кабине.
Это была присказка. Теперь к делу. Собрались мы "со товарищи" в очередной раз в Киев, договорились с
экипажем, стоим в кабине и ждем, пока дежурная уйдет. Один из летчиков предупредил:
- Парни, дежурная сегодня зломерзкая, выгонит нахрен, поэтому стойте в кабине до взлета, а потом смело
топайте в багажный отсек, в салоне мест вряд ли найдете.
(Поясню: в Ан-24 багажный отсек находится в хвосте и отделен от салона только шторами). Ладненько, нам-то
все равно как лететь, тем более полет занимал чуть меньше часа. Самолет взлетает, и мы вчетвером спокойно
выходим из пилотской кабины и гордо двигаемся через весь салон в багажник. (Небольшая, но важная для
рассказа деталь: чтобы пройти без проблем на перрон приходилось надевать форму, а поскольку дело было
зимой, то все мы были еще и в летных куртках, т. е. от летчиков практически не отличались). Еще "по пути" я
отметил недетское удивление, граничащее с легким ужасом, в глазах пассажиров, но списал это на обычный
пассажирский "взлетный мандраж". Добравшись до багажника мы положили на пол парочку чемоданов и уютно
устроились на них.
Получилось так, что я сел в самом проеме, где должна была висеть штора (ее уже давно оборвали), спиной к
пассажирам. Только я собрался покемарить, как один из товарищей достает бутыль с зеленым змием и колбасу:
- У меня день рождения завтра, а мы не увидимся (он сам киевлянин), давайте сейчас это дело и отметим.
Упрашивать никого не пришлось, через пару минут из очередного чемодана соорудили столик фуршетный и
начали человека поздравлять. Прошло минут 15-20, мы уже в приподнятом настроении, разговоры разговариваем,
и тут кто то меня по плечу сзади хлопает. Оборачиваюсь - стоит дядька, (ему бы в фильмах по Гоголю сниматься
без грима: сто процентный хохол. Пузо необъятное, тыква лысая, в руках шапка размером с канализационную
крышку, одно ухо которой торчит строго вверх, и в дохе. Стоит и смотрит на нас. Беру стаканчик, протягиваю
ему. Мужик смотрит на стакан (на то, что внутри, точнее), глотает слюну, и говорит:
- Та ни-и, я делэгат от пассажиров...
Далее очень длинная пауза. Я не вытерпел:
- И что?
Мужик:
- Я делэгат от пассажиров... - опять пауза.
Тут уже все начали возмущаться, что, мол, на всех пассажиров у нас не хватит, давай бахни стакан - и на свое
место баиньки.
Мужик:
- Та ни-и, я же делЭгат... Вы вот тут сидите, пьете, а самолет, понимаешь, летит. А скоро, понимаешь, Киев...
Пассажиры волнуются, просят вас обратно, понимаешь, в кабину ...
И тут только я допер, почему вся толпа так на нас смотрела (и, видимо, продолжала смотреть, я спиной к ним
сидел). Они решили, что мы - экипаж. Сидим, "понимаешь" водочку употребляем, вместо что бы самолет
пилотировать... Вот они гонца и отрядили. Как говорится "И тут Остапа понесло", на меня снизошло вдохновение:
- Делегат, - говорю, - ты не трясись. Сейчас на ваших глазах происходит испытание новой авиационной
компьютерной навигационной системы - самолет сам взлетит, ты это видел, наберет высоту, снизиться, сядет и
даже зарулит на стоянку. Нам запрещено заходить в кабину, до окончания полета. Так и передай народу.
Свободен.
Мужичонка понуро развернулся и поплелся ответ держать перед пассажирами. Гляжу - народ пристегиваться
начал, сумки с верхних полок снимать, читать таблички, где написано, какую позу принять при аварийной
посадке (некоторые даже тренироваться начали). Пока мы смеялись - самолет снизился, сел, зарулил. Народ
сидит позеленевщий, сопли бахромой висят, никто не шелохнется, к выходу не прут по головам друг друга.
Идеальный пассажир, одним словом. А когда остановились двигатели, и из кабины показался экипаж - начался
Содом и Гоморра. Вначале небольшая пауза с гробовой тишиной (переваривали, осознавали), а потом рев хохота,
друг друга по спине хлопают, поздравляют друг друга (с чем, интересно?), и самое главное - тычут в делегата,
пальцами у виска крутят и тащатся, мол, какой дурак - поверил, чуть в штаны не навалил (а сами, типа, смелые
и умные, не поверили). Еще стоит отметить выражение лица стюардессы - она-то не при делах была. Стоит, то на
юбку себе смотрит, то на колготки (дырки ищет, а иначе чего люди то ржут как лошади?) и так минуты 2-3. А мы,
вдоволь нарадовавшись зрелищем, потихоньку слиняли, а то ить и по фейсу не долго получить, когда радость
уляжется.
(рассказал Пилот)

 

Прислал: eku
134

0 5905 -6|+140