В ноябре 1982 года умер Л. И. Брежнев. В соответствии с пролетарскими
традициями проводить в последний путь покойного Генерального секретаря
самой коммунистической в мире партии надо было заводским, рабочим
гудком. Поэтому на все предприятия, в том числе и на ГЭС-1 г. Москвы
поступила команда: «Проводить, как положено!!! Исполнять! Не
рассуждать!». И все это срочно. А где взять этот гудок? Из гудков к
тому времени только газета «Гудок» осталась.
Работники ГЭС-1 помчались куда-то в Коломну и там, на кладбище паровозов
из какого-то ветерана железнодорожных путей был вырезан паровозный
гудок. Привезли в Москву, и хотя гудок был рассчитан на пар с давлением
13 ати, его срочно приварили к паропроводу 22 ати. Ну, некогда же. День
похорон-то уже назначен.
И вот наступил момент прощания с дорогим Леонидом Ильичем. По команде
открыли задвижку и… тут-то все и поняли, а вернее услышали, в чем
заключается разница между 13 ати и 22 ати. Заревело так, что Леонид
Ильич услышал. Ну, в общем попрощались. Потом задвижку закрыли, повесили
плакатик «Не открывать работают люди» и забыли.
Наступило лето. Город продолжал жить своей интересной жизнью. И вот в
одну из прекрасных ночей, примерно часов около трех, на ГЭС-1 топят
после ремонта котёл. Надо подключить растопочный паропровод. Посылают
молодого обходчика. Он пришел на место, снял плакатик «Не открывать
работают люди», открыл задвижку и …
Так с Леонидом Ильичём попрощались повторно. Причём прощание в этот раз
было более длительным, так как долго бегали, не могли понять, откуда
ревёт, что и почему.
Вы спросите, что подумали люди? (Напротив гостиница Россия). А люди
подумали, что война началась.

 

Прислал: eku
17

0 92 0|+17