Большой театр. Тенор Павел Чекин исполняет партию Альфредо в опере Верди
"Травиата". Начался его знаменитый выход "Налейте, налейте...". На сцене
расположена огромная лестница с баллюстрадой, на которую он красиво
облокачивался и после слов "А вот и я" пел эту арию с фужером
шампанского в руке. Однако на этот раз баллюстраду забыли прибить. Чекин
привычно облокотился и... вместе с ней исчез. Все услышали звук упавшего
тела. Занавес медленно закрылся.
Мёртвая тишина в зале, и вдруг зрители услышали громкий стук. Это в
спешном порядке прибивали баллюстраду. В партере какой-то шутник громко
сказал:
- Гроб заколачивают.
В зале начался гомерический хохот.
Через 10 минут тенор, который очень удачно упал и не ушибся, вышел,
чтобы всё-таки спеть арию, но при этом сделал жест, который в корне
изменил ход событий. Держа в одной руке фужер с шампанским и сказав
"А вот и...", другой рукой он проверил, прочно ли на этот раз прибили
баллюстраду, и с удовлетворением добавил: "... я!".
И вот тут началась истерика и в зале, и за кулисами. Пришлось сделать
ещё один перерыв.

 

Прислал: eku
25

0 113 0|+25