Ваня Старков, получил своё прозвище Бибигон, ещё в далёком детстве. Уже тогда он отличался от сверстников малым ростом и неимоверной силой. Такой, что даже взрослые мужики удивлялись, а порой завидовали башкастому недомерку.
Что там произошло с его мамашей в то время, когда она вынашивала своё чадо, теперь не ясно. Понятно одно, номер не удался.

Росту в Ване метр с копейками, столько же в ширину, на неимоверно широких плечах лежит огромная, похожая на глобус Африки башка. Лицо деформировано жутко. Перекошенный рот, из которого по причине расшоперенности постоянно течёт слюна, крупный и тоже кривой нос, и огромные, занимающие всё остальное пространство глаза.

Ваня глухонемой. Мычание, деФюнесная жестикуляция, вот и всё, что может предложить мужик в плане общения.

При всех своих перечисленных талантах, Ваня далеко не дурак. Он читает книги, смотрит хорошие русские фильмы, принципиально избегая вандамовщины с её балетом или клоунады с участием Галыгиных инк.

Работает Ваня подручным кузнеца. С его силищей, большой кузнечный молот летает аки птаха, а Ваня даже не запарится. С получки, когда деревня жрёт горькую у продмага, Ваня позволяет себе расслабиться. Связываться с ним в это время, это искать преждевременной и жуткой смерти. Старожилы и сверстники помнят, как в возрасте десяти лет от рождения, мать послала Ваню в магазин за продуктами, дав парнишке целых двадцать пять рублей.

Деревенский «оплот», находится на самой окраине, там, где денно и нощно гудит трасса-федералка. И вот какие-то проезжие герои, увидав у мальчишки в руке сиреневую купюру с профилем мордвина, решили ограбить мальца.
Один из гопников-отморозков смотрел за атасом, а второй тем временем попытался выхватить из Ваниной руки вожделенную бумажку.

Ваня сразу понял суть телодвижений страждущих. Что он им сказал? Да ничего, глухонемой же. Мумукнул что-то на своём языке, а потом сколь было дури закатал налётчику кулаком в грудину, да по-русски, да с оттяжкой.
Взрослый мужик пролетел по воздуху пару метров, ударился башкой о угол магазина, и был таков. Что значит был таков? А умер и всё. Тогда случились менты, следствие, разборы полётов, однако, что возьмёшь с дитяти десяти лет от сотворения?

С тех пор связываться с Ваней расхотелось всем, включая и отца, Костю-комбайнёра. Одна лишь мать, накосячившая с рождением чада, всё так же кудахтала над своим незадавшимся отпрыском. Учила ( в меру сил) уму разуму. Иногда ругала, и даже драла за ухи в минуты гнева. Впрочем у Вани и в мыслях не было спорить с мамкой. Глухонемой, не дурак. Один лишь фельдшер периодически крутил башкой и сомневался. Ибо при всей своей немоте, Ваня слышал. Бывало такое в истории…

В тот день, о котором пойдёт речь, Ваня получил аванец и счастливый, как Волочкова жрущая сникерс на баскетбольной площадке, гордо шествовал в сельпо за дозой. Ничто не предвещало, солнце взошло на востоке, а водка имелась в наличии.
Закупив поллитру белой и пару пирожков с картошкой, Ваня уселся на ящик в тени крушинова куста и набулькав себе в одноразовый стаканчик водки, залпом махнул вожделенный напиток в глухонемое хайло.

Время приближалось к закрытию магазина, страждущий люд, в лице трактористов, и прочих скотников, прибывал, отоваривался и получив искомый продукт, устраивался тут же в кустах. По двое-трое, с пивком и водочкой, выпить, покурить, поговорить по душам о наболевшем.

Понтовитая городская машина, большая, как экскаватор, с грозным именем «Хаммер» подъехала за пять минут до закрытия. Из салона того танка вывалились четверо городских братков бандитской наружности, и растолкав жидкую очередь прошли в помещение сельпо.

Народ заволновался, кто-то сказал резкое слово, кто-то посмелее схватил одного из наглецов за цветную рубаху. Послышался шлепок в мясо, другой, третий.
Не знали братки, что деревенского мужика дракой не напужаешь. В драке да пьянке выросли. Через минуту четверых выкинули из «оплота», а ещё через миг, один из них, заводила, атаман? Выхватил из-за пазухи пистолет. Прямо как в кино, и направив его на ближайшего человека, громко крикнул: Стоять! Щас всех завалю, суки!

Ближайшим человеком (вот ведь грех) оказался наш Ваня-Бибигон. Никто даже не понял, что произошло, только вдруг здоровенный громила оторвался от земли, свалил по ходу пьесы пару не мелких механизаторов и ударившись башкой о забор, устроился лежать.
Трое его дружков, синхронно, видать не впервой толпой одного мудохать, бросились на урода-недомерка. Это была последняя ошибка в их обкаканной жизни.

Ваня бил жутко, один раз и насовсем. Чтобы потом, значится, не переделывать. Минута и все трое упокоились рядом с предводителем. Кровь, сопли, рвота, финальные судороги. А что делать, если человек ну совсем не умеет драться. Только убивать.

Онемевшая толпа начала потихоньку приходить в себя. Кто-то бросился на телефон, вызывать скорую и милицию, кто-то пытался помочь пострадавшим. А Ваня оглядел толпу недобрым взглядом и совершенно неожиданно. Стресс?! Сказал: - Я с вас Kуею, селяне, - подобрал упавшую кепку и пошёл к участковому Христопродавкину, сдаваться.
Синели и катастрофически остывали городские понторезы, немела раззявленными ртами толпа, улыбался вечер.

 

Прислал: eku
176

0 10640 -12|+188